Журналисты обнародовали доказательства участия СБУ в заказной акции под домом Шабунина

На заказную акцию протеста под домом председателя ОО «Центр противодействия коррупции» Виталия Шабунина 9 апреля сотрудники Службы безопасности Украины выезжали прямо из-под здания СБУ, действовали слаженно с митингующими, которых дождались на метро «Славутич» и кортежем поехали к дому активиста, — Коррупция Инфо

Популярное: Лопнуло терпение: Президент Украины официально призвал ООН разместить миротворческие батальоны на Донбассе

А видеосъемкой акции по дрону на месте событий руководил непосредственно глава Департамента защиты национальной государственности СБУ Роман Матковский. Об этом говорится в расследовании «Служба борьбы с общественностью» программы «Схемы», совместного проекта Радио Свобода и телеканала «UA:Первый».

7D1B27A1-B6B2-4DC5-9FBF-7ED383C6C040_w650_r0_s

Непосредственный участник событий, активист ГО «Автомайдан» Олег Пушак, которого сотрудники СБУ привлекли для «зйомкок дома сепаратиста», рассказал, что весь процесс от начала до конца проходил под руководством сотрудников СБУ: «В воскресенье (9 апреля, – ред.) мы встретились возле здания СБУ. Матковский рассказал, что нужно будет провести съемку квадрокоптером в дачном массиве. Позже, когда мы приехали на «Славутич», ожидали здесь автобус с людьми. Когда он приехал, мы поехали вперед, а он просто за нами следил дорогу. 100% они руководили процессом, когда начинается и так далее».

Его показания подтверждены и другими доказательствами. Во-первых, историей его передвижениях в тот день, сложившейся системой Google maps через функцию, которая автоматически фиксирует и запоминает маршрут, по которому передвигается владелец телефона с геолокацией.

Также «Схемы» получили и пересмотрели все оригиналы съемок с квадрокоптера. Синий микроавтобус, о котором рассказывал Олег Пушак, попал в кадр в самом начале акции. Его видели и люди на месте.

/

Удалось подтвердить и то, что оба микроавтобуса (с работниками СБУ и с митингующими) ехали один за одним кортежем. Журналисты нашли камеры видеонаблюдения неподалеку от места акции, которые записали видео за тот день и то время. На нем видно, как вместе едут два микроавтобуса, которые подпадают под описание участников событий.

Добиться комментария самого главы Департамента защиты национальной государственности Романа Матковского удалось не сразу. На момент его разговора со съемочной группой прошла неделя с тех пор,как СБУ официально отрицала участие своих работников в акции 9 апреля.

Журналисты дождались Матковского под домом, где он живет. Чиновник СБУ привел свою версию событий, что он в тот день «отрабатывал информацию о заказной акцию». «Идет в Киеве целая гора заказных акций. Вот у меня поступил сигнал, я среагировал. Это серьезная проблема сейчас в Киеве, в Украине», – заявил он.

Матковский рассказал, что план был такой – снять заказную акцию с дрона, а затем через посредника, с которым у него была связь, предложить это видео заказчику акции и таким образом на него выйти. Впрочем, в течение разговора с журналистами, высокопоставленный чиновник Службы безопасности Украины заметно терялся в собственных словах.

На вопрос, есть ли у него связь с заказчиком акции, сначала заявил: «Нет, у меня есть посредник. То есть я видел посредника, который, по логике, должен был взять это видео и дать заказчику. У меня была связь». Однако уже за 6 минут разговора он уже отрицал свои слова: «И как я буду общаться с посредником? Нет, конечно. Ну как я буду общаться с посредником?».

Снимок

Журналисты программы «Схемы» спросили и о том, удалось дойти каких-то результатов и выйти на заказчика проплаченного митинга, если именно это было целью. «Какие результаты? Оператор сказал, что это Шабунин, я сказал, что меня это не интересует и мы свернулись», – ответил Роман Матковский.

Также Матковский опроверг, что два микроавтобуса ехали вместе.

Уже после разговора с сотрудником СБУ, «Схемы» и получили ответ на свой запрос относительно событий того дня. В нем не содержалось ответов на поставленные вопросы и комментариев к изложенным фактам. СБУ лишь уточнила, что «в ходе работы может ограничивать права и свободы граждан», а все, «кто помогает службе, делают это добровольно».