В прокуратуру и полицию написала два заявления с уведомлением о давлении на нее и членов семьи мама убитой Иры Мукоид Ольга, передает Коррупция.Инфо

Популярное: Надолго ли: Свежий курс доллара ошеломил украинцев. Только не падайте!

Ольга Яремчук — женщина-опекун 17-летней Иры. Это та женщина, которую девочка называла мамой. Это та женщина, которая Иру считала своим родным ребенком и воспитывала вместе с сыном, который в этом году пойдет в первый класс и дочерью-третьеклассницей.

Женщина в шоке, что односельчане поддерживают сейчас семью подозреваемого в убийстве девочки и убеждена: именно Василий причастен к смерти Иры. Мама девочки категорически не хочет общаться с экстрасенсами и некоторыми журналистами, чтобы не делали шоу на крови ее ребенка.

Госпожа Ольга мы встретили в стенах главного управления национальной полиции в области. Женщина именно писала заявление на давление по ней и семьи. Говорит, что давят на нее члены съемочной группы телеканала СТБ. Требуют общения перед камерами. Ольга и ее семья отказываются. Эксперт-криминалист программы во время брифинга главы тернопольской милиции Александра Богомола назвала поведение женщины неадекватной.

Вы никуда не поедете, пока не ответите на мои вопросы, — вспоминает, как разворачивались события Ольга Яремчук. — Я ей заявила еще раз, что ни о чем с ней говорить не буду. В машине сидели дети. Они начали плакать, кричать. Я уже в эмоциях говорила — отпустите дверку. И тут она выдает: «Вы знаете, что за вас по вашей вине в тюрьме сидит невиновный человек» …

Далее женщина вспоминает, как раз объясняла съемочной группе, отказывается говорить на эту тему. Зато услышала в свой адрес, мол, вы психическая и неуравновешенный человек. Один из адвокатов посоветовал обратиться с заявлением в полицию. Другой — чтобы держались и терпели.

Терпела, держалась … — женщина на мгновение останавливается, чтобы овладеть собой. — Ну, не могу я больше держаться. Дети плачут, кричат, мол, мама, едем куда-то отсюда. Едем к кому жить. Давайте отсюда уйдем. А куда я убегу? Родителей моих уже нет. Я сама …

/

Только после приезда вызванной полиции группа уехала. Ольга не столько за себя переживает, сколько, говорит, боится за своих детей. Малые брат и сестренка очень тяжело переживают смерть старшей сестры и каждый раз спрашивают у родителей, почему убили Иру. Родители даже спят по очереди, чтобы кто-то один следил за малыми.

Я уже боюсь своей тени — в эмоциях говорит Ольга. — Я уже не боюсь убийцы, а людей …. Они сошли с ума. Чтобы сегодня они шли за убийцей? .. Когда у кого-то что-то происходит — обращаемся в полицию. Мне показали все доказательства. Даже то, чего нельзя показывать. Так кому я должен верить? Не мне стыдно будет идти по улице. А как тем людям Вишневецким, которые этому не верят?

Женщина объяснила, что категорически против расследования экстрасенсами. Прежде всего, потому, что не верит им. Кроме этого, это не Божье дело.

Как, по ребенку нет еще 40 дней, а дух ее вызвать? По могиле, по крови детской? — возмущается женщина. — Разве это по-христиански? Есть разные веры. Но в какой так делают? Я слышала, что делают с того комедию. Обсуждают и смеются … Так это смешно? Убийство моего ребенка — это смех?

Относительно возможного убийцы Иры, Ольга не сомневается, что это сделал Василий. Какие могут быть сомнения, когда уже есть даже ДНК-экспертиза, говорит женщина.

Я не специалист, но вижу доказательства, — говорит Ольга. — Не то, что сказала одна, передала второй, а в результате получилось Бог знает что. Если я нормальный человек и не имею психических расстройств, как я могу не верить таким доказательствам?

Ольга возмущена позицией односельчан, которые сейчас стали на сторону подозреваемого. И обижена на тех, кто говорит, что она якобы взяла деньги, чтобы признать: Василий — убийца ребенка. Ни копейки семья из денег, которые люди принесли на похороны Иры, не берет. Но надо за что-то жить. Поэтому человек с поехал на работу, потому что нужно кормить семью. Ольге о работе надо забыть, ведь заниматься моложе. Ранее, пока родители на работе, детьми занималась Иринка. У нас сейчас не жизнь, а выживание, — говорит Ольга о своей семье. Больше всего добивают сплетни односельчан, которые говорят, что Ирочка при жизни не была настолько хорошей ребенком, как с ней пишут. Мама в шоке: «Если еще Ира не так … Но мои родные дети даже далеко до Иры не дотягивают. И мне кажется, что я с кровной ребенком своей никогда не буду такой общий язык, как с Ирой »…

Иринка очень часто снится маме. Во сне обсуждает повседневные проблемы, но об убийстве — ни слова. Ольга и вся семья до сих пор не могут понять, что девочки уже нет. Ведь в ее комнате до сих пор все так, как оставила Ира. Даже составлены на кровати шорты, которые девочка переодела, когда шла на последнюю в своей жизни дискотеку.