Районный суд в Фастове начал рассмотрение ходатайств об избрании меры пресечения подозреваемым в резонансном убийстве женщины возле ворот местного детского сада, передает Коррупция.Инфо

Старт заседаний был назначен на 12:00 часов дня, однако существенно задержалось из-за желания прокуратуры приобщить новые документы к делу, сообщает с места событий корреспондент ТСН.

Популярное: "Готовы взлетать вертолеты и бомбить Верховную Раду…": Савченко сделала очередное резкое заявление

В полдень возле суда собрались несколько десятков неравнодушных фастовчан, а также родственников погибшей. Они терпеливо ждали начала слушаний, которые стартовали около 17:00. Суд охраняют около двух десятков правоохранителей. Рассмотрение дела происходит в закрытом режиме, журналистов в зал приглашают только на оглашение решения. В настоящее время рассмотрены материалы по 21-летнему фигуранту, которого подозревают в организации убийства. Молодому человеку избрана мера пресечения – арест сроком на два месяца.

Защищают этого человека сразу трое адвокатов. Журналисты спросили подозреваемого, имел ли он отношение к заказу этого убийства, и какое, а тот ответил: "Никакого". Сразу после этого один из адвокатов оборвал общение претензиями относительно того, будто журналисты провоцируют его клиента, и тот отказывается от общения с прессой. 

На эту минуту известно, в деле фигурирует сын совладелицы автомойки в селе Путровка Иван Домасенко и его мама Алла Домасенко. По словам адвоката потерпевшей семьи Валентины Коваль, в исполнении заказного убийства подозреваются муж и сын – работники этой же автомойки. Права на часть мойки достались убитой на этой неделе Лилии Гордеевой от мужа, который умер от отравления в 2014 году. Сразу после загадочной смерти семья Домасенко будто бы пыталась не допустить вдову до наследования доли мужа и выгоняла ее из автомойки, поэтому Гордеевой пришлось защищать свои претензии на владение бизнесом и имуществом через суд. 

/

На суд прибыл из Польши старший сын Гордеевой 20-летний Никита. Он учится в Варшаве на предпринимателя, в вуз поступил сам и выдержал конкурс на бесплатное место. Теперь на нем оказались осиротевшие средняя сестричка и маленький 3-летний братик, о которых парень говорит неохотно, потому что опасается за их жизнь. Из соображений безопасности он не называет места, где сейчас находятся дети убитой мамы и кто за ними ухаживает. "Не знаю, какое наказание должно быть, мамы уже не вернуть. Забрать жизнь, как они забрали, или посадить навсегда. Я не могу простить. Сначала отца забрали. У нее было шесть ножевых ранений, несовместимых с жизнью. Я не представляю, как она смогла дойти до больницы", — признался Никита. 

Подозреваемого в заказе убийства своей матери парня он знает с детства, так как вместе они детьми играли на автомойке. Никита рассказал, что также знаком и с мамой и отцом подозреваемого, которые были не просто папиными бизнес-партнерами, но и кумовьями – отец подозреваемого в убийстве крестил среднюю дочь погибшей пары родителей Никиты. Осиротевший парень говорит, что бизнес на автомойке его мама не очень поддерживала, им сначала занимался отец, но со временем перестал приносить оттуда деньги, а в последнее время перед смертью с совладельцами объекта уже не общался. От подозреваемых в заказе преступления просьб о прощении Никита не услышал, как и не заметил каких-либо признаков раскаяния – наоборот, по словам сына убитой, подозреваемый сверстник смотрел на него свысока. Парень переживает, что семья подозреваемых может избежать наказания, потому что является богатойм и влиятельной – имеет недвижимость по всему Киеву, а близкий родственник работает в Печерском суде столицы. "Эта мойка стала бедой для нашей семьи", — признал Никита.

Вторым подозреваемым, дело которого рассмотрел суд, был сын исполнителя преступления. По версии обвинения, юноша привез отца на место убийства на машине "Инфинити" и ждал, пока тот наносил жертве более двух десятков ножевых ранений. В суде молодой человек закрывал от телекамер свое лицо листом бумаги и ничего не отвечал ни на один из вопросов журналистов. Суд постановил подозреваемому следующие два месяца провести под арестом.