В заведении для детей с недостатками слуха и речи разразился скандал, —  передае Корупція Інфо

 

Ученик говорит, что преподаватель из него издевался. Педагог обвинения отвергает…

15-летний Богдан Мотяшок обучается в Учебно-реабилитационном центре с углубленной профессиональной подготовкой в Подкамне, что в Бродовском районе Львовщины. В этом заведении учатся дети с недостатками слуха и речи. Дети особые, поэтому требуют особого внимания и максимально доброжелательного отношения к себе.

Недавно в интернате разразился скандал. Богдана, который учится в 8-м классе, избил 62-летний учитель истории. На место происшествия вызвали полицию. Чтобы разобраться в этой истории, я побывала в Подкаменском учебном центре.

Богдан говорит, что боится бывшего учителя истории до сих пор. У него все предметы любимые, кроме истории…В центре учится 110 детей. Территория заведения огромная.

Здесь даже держат собственных лошадей. Есть дошкольная группа, от 3 годиков. Самым старшим ученикам — 20. Дети имеют возможность получить специальность. Ребята учатся на столяров, девушки — на швей (есть оборудованные мастерские). Учебное заведение имеет все условия для того, чтобы здесь жить: просторные спальни, душевые, столовая. Есть много таких, кто приезжает на обучение из окрестных сел и городков. Дети — из разных семей, есть и из неблагополучных.

Мама Богданчика умерла при родах, отец служил в АТО, был контужен, сейчас живет на востоке. Воспитывает мальчика бабушка, которая живет в Тернопольской области. У него есть сестра. Богдан не слышит более, чем на 50%. Пользуется слуховым аппаратом.

Перед тем, как ехать до учебного центра, об инциденте я расспросила у следователя Степана Кушпети. По словам милиционера, возбуждено уголовное производство по ст. 126 (ч.1) «Умышленное нанесение удара, побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль и не повлекли телесных повреждений». Дело уже направили к Бродовского районного суда.

Как все было? Паренек попросил учителя, чтобы тот рассказал о мыло, которое в тот день выдали всем детям, чтобы было чем мыть руки. Положил его на стол педагога. Мыло имело не очень приятный запах… Учителя, который был пьян, это вопрос разнервировало. Он схватил ребенка за шею и начал тереть тем мылом по лицу. Учитель кричал: “Я тебя накормлю тем мылом!”. Парень вырвался и побежал к парте. Тогда раздраженный педагог запустил куском мыла ребенку в голову… Богдан выбежал из класса. Побежал к туалету. От боли и обиды расплакался… Когда успокоился, вернулся в класс. Тогда учитель истории силой поставил Богдана перед всеми детьми на колени и заставил просить у него прощения… После этого, не дождавшись окончания урока, учитель ушел из класса.

Как я узнала, дети снимали издевательства учителя с их одноклассника на видео. Но учитель истории заставил стереть записи. Иначе, мол, пожалуется директору.

Захожу в кабинет директора учебного заведения Богдана Украинца. Он приглашает к себе заместителя директора по учебной работе Марию Мартынюк. В разговоре Мария Владимировна то защищает учителя истории, то осуждает. Директор держит нейтральную позицию. Господин Украинец работает руководителем учреждения с 1988 года. Говорит, за все время работы это первый такой инцидент. В коллективе 60 педагогов. “Это очень прискорбный случай, — говорит директор. — Мы собрали трудовой коллектив, обсудили поведение коллеги. Все осудили действия учителя. Я спросил его, сможет ли дальше работать?. Он написал заявление на увольнение по собственному желанию”.

“Учитель истории имеет большой педагогический стаж, — объясняет Мария Мартынюк. — Раньше таких случаев с ним не случалось. Богдан — хороший мальчик, но порой ребенок непрогнозируемая. Делает пакости учителям. Богдан дал учителю понюхать мыло, и учитель его отодвинул. А потом мылом ударил его…”. Со слов заместителя директора, после инцидента учитель исчез из школы, и появился на работе только на следующий день. На звонки коллег не отвечал. “Учитель не имеет права поднимать руку на детей. Медсестра, когда ее вызвали, зафиксировала припухлость на теле ребенка”, — добавляет госпожа Мартынюк.

Пересматриваю классный журнал. Богдан учится хорошо. Имеет по предметам 7-9 баллов. По истории — 8. Идем в класс, где все произошло. В коридоре встречаюсь с Богданом. Невысокого роста, худенький. Парень так спешил на занятия, что забыл слуховой аппарат. Поэтому зовем ученицу этой же школы Софию, которая на языке жестов общается с парнем и озвучивает то, что говорит. Когда речь заходит об учителе истории, вижу, что Богдан нервничает…

Парень рассказывает, как учитель его скрутил и заставлял съесть мыло. Его слова подтверждает одноклассница Ангелина. Язык жестов говорит, это все дети в классе видели. «Учитель был очень пьян, — продолжает София. — Громко кричал». Девушки добавляют, он не раз приходил на урок пьяным. Мог дать ребятам по затылку…

/

Богдан рассказывает, что когда учитель приходил на урок пьяным, очень боялся, чтобы тот его не ударил. Когда учитель был трезвым, то подходил к нему, они вместе разглядывали карту. «Сейчас ты боишься его?» — спрашиваю. «Боюсь», — говорит. «Учитель извинился перед тобой?» — спрашиваю Богдана (заместитель директора госпожа Мартынюк убеждала меня, что учитель после инцидента извинился перед парнем, обнял его и поцеловал). Богдан делает круглые глаза. «Нет. Такого не было! Видел его на улице, но он ко мне не подходил», — отвечает.

Классный руководитель Богдана, Ольга Сусла, после того, что случилось, заболела. Она на больничном. А вот заместитель директора по воспитательной работе Леся Романов рассказала, учитель действительно совершил аморальный поступок.

«Учитель не имеет права так обращаться с детьми. В отношении учителя истории было проведено служебное расследование. Раньше я за ним ничего плохого не замечала (пьяным учительница его тоже не видела. — авт.).

Богдан — озорной парень. Как-то мне на стул положил булавку… Я детей спросила: «Кто это сделал?». Все показали на Богдана. Хотела его отвести к директору, но он обещал, что больше такого не будет делать. Теперь, когда захожу в класс, проверяю стул и прошу Богдана первым на него сесть. Богдан может такое отколоть, что не всем понравится», — говорит госпожа Романов. А вот бабушка Богдана, Ирина Васильевна, не хочет говорить о том, что произошло.

«Мы уже обо всем договорились. Нет о чем говорить», — ответила по телефону. А через мгновение я услышала в трубке голос неизвестной женщины, которая представилась: «Короче, мы ничего говорить не будем. Мы подали на учителя в суд. Учителя уволили с работы». «На вас кто-то давил?» — спрашиваю. «Никто нас ни к чему не принуждал. Это не ваше дело…».

Учитель истории Владимир (работал в этом учебном заведении 40 лет) рассказал: уволился, потому что оказался в такой ситуации, когда под него «роют яму, прессуют, это уже не работа».

«Он ткнул мне под нос два каких-то вонючих мыла. Я как раз записывал в журнал. Я отмахнулся рукой. Милая я не бросал… И не со злости, а шутя сказал: «Бодю, отойди же от меня. Ты так надоел». Сделали из мухи слона. Это все выгодно классному руководителю. Ее вся школа боится. Я ее один не терпел, а говорил правду в глаза. Она это дело раздувает…

Вызвала полицию. Были участковые, разбирались в присутствии директора, завуча, меня. Участковый написал акт и сказал: «Факты не подтвердились». Поднимите дело от 24 февраля…». — Следователь сказал, что у него было 100% доказательств, чтобы направить дело в суд … — Вторая справа была открыта 7 марта. Тогда бабушка написала заявление в полицию. Сусла вместе со своим мужем встретили бабушку на остановке автобуса, посадили в машину и повезли ее в полицию, чтобы написала заявление. Классный руководитель это делает против меня. От чего она защищает ребенка? Я не бросал мылом! То, что дети рассказывают, их научила это говорить классный руководитель. Другие учителя не влияют на детей из этого класса. Заседал педагогический консилиум относительно того класса, там невозможно провести урок.

— Дети говорили, вы позволяете себе приходить на урок пьяным…

— Правильно. Сделали из меня алкоголика. Еще суд не вынес никакого решения, а уже газета пишет, меня обвиняют, я с работы ушел. Дети «под копирку» давали все показания. Что я такой-сякой…

— То есть вы хотите сказать, что вы ребенка не били и не унижали, мылом не бросали? А дело тогда почему завели?

— Он дотронулся до моего носа, и я отмахнулся от того вонючего мыла. Все это я перевел в шутку, и на том все кончилось. Вы поднимите дело, там много кто настроен против меня, но возьмите объяснения воспитательницы, которая принимала детей после шестого урока. Она пишет, что я был трезв.

— А куда вы исчезли в этот день? Трубку не поднимали…

— Я никуда не исчез. После уроков поехал с шофером в Броды, заказывал двери в дом. Приехал из Бродов и сразу пошел в школу. Но в школе никого не застал, кроме воспитателей. Классный руководитель всех учителей поносит (я спрашивала у руководителей учебного заведения об этом классного руководителя, но мне сказали, что не имеют к ней претензий. — Авт.).

— В правоохранительных органах сказали, что суд уже вас штрафовал за пьянство…

— Не за пьянство. Классный руководитель Ольга Николаевна заявила, что я прихожу пьяный на работу. Она меня тогда в глаза не видела. Пошла к директору. Я не сдержался, нагрубил… Меня оштрафовали за оскорбления в присутствии других людей.

— Куда пойдете работать?

— Буду видеть… Пока надо нервы подлечить. Суда еще не было. Ищу адвоката. Это конфликт не между учеником и учителем, между учителем и учителем. У меня три педагогические дипломы. Но тот класс был настроен на то, что имеют обязательно сорвать мой урок. Я не раз говорил классному руководителю Ольге Николаевне, что неправильно воспитывает детей.