Татьяна Егорова, художественный руководитель танцевального коллектива «Адель», участники которого отдыхали в одесском детском лагере «Виктория» на момент страшного пожара, почти полгода назад покинула Украину.

Об этом стало известно в ходе очередного заседания суда по делу о пожаре в «Виктории».

Егорову решили допросить в связи с новыми обстоятельствами, которые удалось выяснить: экспертизы, проведенные независимыми специалистами из Чехии и Испании, показали, что вероятной причиной пожара был кипятильник, забытый включенным в ее комнате. Однако в течение некоторого времени Егорова не была в суде, и тогда было принято решение доставить ее на допрос принудительно.

К сожалению, сделать этого также не удалось. Оказалось, что еще в декабре Егорова улетела в Барселону, где, по всей видимости, находится до сих пор — по крайней мере, на родину она не возвращалась.

/

Добавим, что Егорова имела полное право покидать Украину и отправляться куда угодно: в деле она проходила всего лишь свидетелем, и его свобода передвижений ни была как-нибудь ограничено. Сразу после пожара Егоровой планировали предъявить подозрение в том, что именно ее действия стали причиной пожара. Одним из оснований для этого стало мнение сотрудников опытно-испытательной лаборатории ГСЧС Украины в Одесской области, которые пришли к выводу, что деревянный корпус «Виктории», скорее всего, загорелся именно из-за забытого Егоровой кипятильника.

Однако затем от идеи предъявлять Егоровой обвинения отказались: против этого протестовали члены коллектива «Адель», ряд активистов «евромайдановского» направления, а также, по неподтвержденной информации, окружение губернатора Одесской области Максима Степанова. Точку (как тогда казалось) в вопросе поставили столичные эксперты, которые заявили, что, мол, причину пожара установить невозможно, так как все доказательства уничтожены огнем.

В результате фактически единственным подозреваемым в возникновении пожара оказался директор лагеря Петрос Саркисян: по версии следствия, он не организовал подключения системы противопожарной сигнализации «Виктории» к централизованному пульту пожарной охраны ГСЧС, что и стало (?! — ред.) причиной возгорания.