В интервью изданию «ГОРДОН» известный украинский педиатр Евгений Комаровский рассказал, почему не верит в медицинскую реформу, передает Коррупция.Инфо

Популярное: «Пойди и у Пороха от * осы»: Появилось видео нападения бойцов «Азова» на Бирюкова

В свою очередь считает появление команды Ульяны Супрун в Министерстве здравоохранения лучшим событием в украинской медицине за прошедшие 20 лет, по какой причине даже после передачи закупки вакцины международным организациям сохраняются проблемы с прививками, сколько врачей в стране готовы лечить пациентов по мировым стандартам, а также о том, почему его не привлекает политическая деятельность и жизнь в столице.

Евгений Комаровский – самый известный детский врач на постсоветском пространстве. Как он признался в интервью корреспонденту издания «ГОРДОН», его узнают даже на улицах европейских столиц. Ни одна прогулка не обходится без спонтанных консультаций. Поэтому гулять он предпочитает только в вечернее время и в немноголюдных местах, особенно в родном Харькове.

Доктор не скрывает своего возмущения состоянием украинской медицины. Его раздражает, что политики много говорят о социальной защите населения, но при этом ни разу Совет национальной безопасности не собрался, чтобы найти решение проблемы обеспечения онкобольных обезболивающими препаратами или обсудить катастрофическую ситуацию с распространением поддельных медикаментов. А их уже стало так много, что доктора не могут лечить людей.

В то же время Комаровский считает, что причиной большинства бед современной Украины является безграмотность и безразличное отношение самих людей к собственному здоровью и чрезмерная терпимость к таким порокам государства, как коррупция и популизм.

Вы даже не понимаете, что за ваше терпение и молчание будут расплачиваться ваши дети своим здоровьем, своей жизнью

– Почему вы не переезжаете в Киев, ведь в столице намного больше возможностей?

– Киев не позволит мне работать продуктивно и однозначно будет отвлекать на кучу всяких встреч, тусовок, никому не нужного общения. Я нахожу возможность общаться с тем, с кем хочется, по Skype, во время приезда в Киев и так далее. Была бы возможность, я бы и от Skype уехал подальше в горы, лишь бы там был хороший интернет.

/

– То есть известность вас напрягает?

– Я никогда не хотел быть артистом. Это вынужденная медийность. Таков побочный эффект моего дела.

– Интересно: мамочки на улице к вам пристают с вопросами?

– Мамочки пристают везде, поэтому я не бываю на улице. Я могу спокойно ходить по улице исключительно за пределами Украины. Тем не менее, гуляя по Амстердаму, Барселоне, Хельсинки, я даю 10–15 консультаций русскоязычным мамам. Поэтому гуляется на самом деле мне хорошо только в лесу. И я могу похвастаться фотографиями только ночного Харькова.

– Почему вы до сих пор не в Верховной Раде? Вам не хочется стать политиком?

– Не хочется! Я до сих пор не встретил политика, который не удивился бы, услышав такой ответ. Когда они ко мне приходят и говорят: «Пойдем с нашей политической силой», – я отвечаю: «Не хочу ни с кем, уйдите». Они не понимают.

Я фактически учу вас выживать в стране с полностью уничтоженной педиатрией, а если я стану политиком, у меня больше не будет доступа к вам, поскольку присоединившись к одной политической силе, я автоматически стану врагом всех остальных политических сил. А именно эти «все остальные» владеют телевизором. Мне в политике делать нечего, по крайней мере в существующем формате.

Меня настораживает связка между тем, что делает Верховная Рада, и тем, что делается в Украине со СМИ. В настоящее время в нашей стране никакой политической борьбы быть не может. СМИ полностью контролируются политиками. Любая новая политическая сила должна иметь трибуну для озвучивания своих идей, своих мыслей.

Сейчас нам кажется, что нет выбора, мы в тупике. А как вы сделаете выбор, если вы даже не можете увидеть нормальных людей? Их никогда не пустят на телеэкран. Я не понимаю, какое бы ни было отношение к Шустеру (можете его любить или не любить), но ситуация, когда самое рейтинговое политическое шоу страны закрывается, а журналисты молчат, – недопустима. Причем все знают, что оно не само по себе закрылось. Вы даже не понимаете, что за ваше терпение и молчание будут расплачиваться ваши дети своим здоровьем, своей жизнью.

Мы не можем реформировать здравоохранение, не можем реформировать систему правопорядка, не реформируя власть. Ту власть, которая унижает нас каждый день, которая заинтересована только в одном – чтобы нас стало меньше, потому что каждая выжившая бабушка приближает крах Пенсионного фонда. Дедушек уже благополучно извели, изведем бабушек, выдавим из страны молодых и «неправильных украинцев», останемся на земле хозяевами и будем ее спокойно продавать. Вот это счастье политика! А раз мы такое отношение к себе терпим, значит, заслужили. Только жалко детей. Куда я могу деться? Мне надо детей ваших лечить, пока вы дурака валяете.