Мать убитого журналиста Павла Шеремета, Людмила Станиславовна, после брифинга, где полиция объявила о раскрытии преступления, дала интервью «Стране».

Женщина рассказала, что смотрела брифинг МВД о задержании подозреваемых в убийстве ее сына. Она отметила, что не может дать однозначный ответ о том, согласна ли она с правоохранительными органами.

«Как я могу быть согласна или не согласна? Ну, озвучили. Значит, все-таки есть воля президента на то, чтобы расследовать это дело. Это уже вселяет какие-то надежды. Но это исполнители… Виновны они или нет, об этом только суд уже сможет сказать. А о заказчиках вообще речи не шло. Поэтому не знаю… Я конечно желаю, чтобы и силовые структуры, и президент все-таки показали украинскому народу, что они способны защитить каждого украинца от произвола. А то, что я услышала… Я будто прикоснулась к чему-то омерзительному. Такой грязный язык…»

/

Также, она откровенно рассказала о том, что чувствовало ее материнское сердце во время просмотра спецбрифинга.

«Знаете, мое материнское сердце уже… Далеко не здесь. Моего сына нет. Что мое материнское сердце должно подсказывать? Мое материнское сердце уже расстреляли».

Мать Павла Шеремета отметила, что не уверена в том, что именно эти подозреваемые убили ее сына.

«Я же не следователь. Я не имею права думать об этом. Это только суд докажет.».