Правоохранительные органы Украины могут зайти на оккупированные территории Донбасса, когда их покинут незаконные вооруженные формирования. Тогда возможно совместное патрулирование с «представителями территориальных общин».

Об этом сообщил министр внутренних дел Арсен Аваков по итогам «нормандского саммита».

На уточняющий вопрос, идет ли речь о совместном патрулировании с так называемой «народной милицией», которая сейчас имеет контроль на оккупированных территориях, Аваков просто повторил:

 «Я вам сказал — территориальных общин» (на самом деле он сказал «Марад», но понятно, что речь шла об «общинах», — ред.). По словам министра, это очень тяжелый переходный период, который продлится полгода, «но мы готовы пройти».

«Но это будет потом, когда все со всем согласятся, а пока мы видим, что Путин не готов вернуть нам границу», — добавил Аваков.

Он также допустил, что Украина может согласиться на компромисс по контролю над границей и получить его «не за месяц до местных выборов, а, например, за 2 дня».

/

Отметим, что президент Украины Владимир Зеленский на переговорах в «нормандском формате» в Париже предложил создать в рамках Трехсторонней контактной группы в Минске подгруппу по восстановлению Украиной контроля над границей на Донбассе.

«Есть пару идей. Я начал их обсуждать — я предложил создать подгруппу в Минске, которая будет заниматься исключительно вопросом поэтапного восстановления контроля над украинской границей», — заявил президент Украины.

Зеленский отметил, что во время встречи в «нормандском формате» предложил, чтобы этап восстановления Украиной контроля над границей на Донбассе закончился до выборов на Донбассе.

«У президента РФ позиция с Минском согласована … к сожалению, это самая сложная ситуация и главный проигрыш для Украины в Минске — это граница, то, что было подписано по минским соглашениям, восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта, которое должно начаться в первый день после местных выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования. Но есть разные аргументы, то есть я не вижу проблем в «формуле Штайнмайера» и ее не было в «Минске». То есть компромисс на компромисс. Мне кажется, что так справедливо. У него другое видение. Мы его обсудили», — добавил президент.