Часть депутатов, которые прошли в Верховную Раду после событий на Майдане, «прогнулись» под систему, часть боится, есть такие, которые продались, но есть и те, кто остался устойчивым.

Об этом в эфире информационно-политического интерактивного ток-шоу «Народ против» на телеканале ZIK заявил народный депутат Украины (внефракционный) Владимир Парасюк.

Отвечая на вопрос, что помешало тем народным депутатам, которые прошли в парламент на волне Майдана, преодолеть коррупцию, наказать тех, кто совершал преступления против майдановцев и решить другие важные вопросы, Владимир Парасюк отметил, что ему не хватало рычагов влияния на процессы.

«Что кому-то мешало? Я думаю, что часть людей, наверное, «прогнулась» под систему, часть боится, часть продалась, часть осталась устойчивой. То есть, у каждого разное отношение», — отметил Владимир Парасюк.

Нардеп заявил, что вопрос о том, что было сделано в Верховной Раде, следует ставить тем парламентариям, которые входили в коалицию.

/

«Есть опросы -«Что депутаты делают в Раде?» Можно написать: «Что коалиция делает в Верховной Раде?». Потому что я не мешаю новому президенту, я не готовлюсь к каким выборов, я хожу добросовестно на работу. Этот вопрос не касается меня — это касается тех людей, которые продают себя, извините за слово, как проститутки на панели », — заявил Владимир Парасюк.

Кроме того, ранее Народный депутат признал, что в провале работы Антикоррупционного комитета является и его ответственность. По его мнению, можно было действовать более жестко, но при этом же учитывать Закон Украины и Регламент ВРУ.

«Антикоррупционный комитет перестал существовать как нормальный орган еще год назад, когда был уволен Егор Соболев. После этого туда завели нескольких депутатов от БПП, и они изменили кворум, поэтому большинству нормальных адекватных людей теперь нет », — отметил Владимир Парасюк.

В то же время нардеп считает, что в антикоррупционных органах, в частности в НАБУ, все же есть профессиональные и честные люди.

«В отношении директора НАБУ Сытника, то я отношусь к нему критически, так же как и к руководителю САП Холодницкому. Имею к ним обоим много вопросов, которые постоянно указываю в своих письмах. Надеюсь, что они возьмутся за ум, найдут коммуникацию и начнут быстрее работать ».