Экс-депутат Верховной Рады Ирина Фарион выдала единственную дочь замуж. Избранником Софии Тимчишин стал выпускник университета "Львовская политехника" Василий Особа.

Молодожены до свадьбы встречались 4 года, пишет wz.lviv.ua, передает Коррупция.Инфо.

"Их свела" Свобода ". Наш Вася -"свободовец", был помощником одного из наших львовских депутатов Михаила Семчия. Василько закончил инженерно-строительный факультет. Сейчас ищет работу по специальности" — говорит Ирина Фарион.

713389_3_w_1000

 

713389_4_w_1000

 

713389_6_w_1000

Свадьбу гуляли в ресторане "Княжий дом". Пригласили около 80 человек. Среди гостей не было лидера партии "Свобода" Олега Тягнибока. Его в тот день не было во Львове. Зато пришла на свадьбу его дочь с мужем, а на росписи была еще и внучка Тягнибока — 3-месячная Юстина.

/

"Несмотря на то, что Олега не было, Софию, когда похитили во время свадьбы, прятали в Тягнибоковом доме. Олегова жена открыла дверь молодой и спрятала ее. А вернули Василькове жену только после выкупа, — вспоминает. — С бутылок из-под хорошего вина он должен был выложить каллиграфически на полу за короткое время фразу "Я люблю Софию". Тогда это произведение сфотографировали и послали "похитителям", а они взамен прислали нам фото Софии с завязанным ртом. Все произошло как настоящее похищение".

На свадьбе Ирина Фарион провела ритуал с согласия молодоженов. Им вручила меч. Он был обвитый барвинком и облитый медом. С того меча молодежи должны были слизать мед. Это ритуал, который описал антрополог Федор Вовк в своей работе "Украинская свадьба" в 1916 году.

"Мама Василька держала хлеб, а я передавали им меч, как символ мужества, потому что если ты хочешь иметь садок вишневый коло хаты, то должен его защитить тем мечом. Меч был обвитый барвинком, потому что вся свадьба происходила под общим лозунгом "Дерево рода". Барвинок — символ бессмертной любви и связи с поколением. А мед, чтобы жизнь была сладкая и плодотворная, — говорит Фарион. — А второй эпизод на свадьбе — мы минутой молчания помянули ребят, которые погибли на фронте. Я мотивировала празднования бракосочетания тем, что мы себе позволили это сделать во время войны только потому, что счастливые люди намного сильнее, чем несчастные".