Мина, которую хранил у себя дома музыкант Андрей Антоненко, подозреваемый в убийстве журналиста Павла Шеремета, является «выхолощенной» боевой, а не учебной.

В Сети появились результаты экспертизы:

«Можно сделать вывод о том, что … представленный на исследование предмет …является выхлощеною (без взрывчатых веществ и дополнительных взрывателей) промышленно изготовленной противопехотных осколочной миной направленного действия МОН-50, которая в данном на исследование виде к категории боеприпасов и взрывных устройств не относится» .

В материалах экспертизы указано, что такие мины бывают учебными, однако в таком случае они имеют соответствующую маркировку.

Эта информация наделала много шума в сети. Эксперты и политологи строят различные теории, однако самой яркой является теория Игоря Мосийчука, экс-нардепа 8 созыва, подаем его слова в оригинале:

Я твердо убежден, что убийство журналиста Павла Шеремета могло быть частью спецоперации по устранению с должности министра внутренних дел Арсена Авакова, которую руками СБУ проводил бывший президент Петр Порошенко.

/

Я утверждаю, что это не единичный случай, таких спецопераций было до десяти, когда Порошенко руками СБУ, НАБУ или тот же Саакашвили стремился отстранить от должности Авакова в период с 2015 по 2019 год. Мне иногда казалось, что это желание Порошенко стало маниакальным. Он свято верил, что устранение Авакова с должности поможет ему переизбраться на второй срок.

Более того Порошенко такие спецоперации проводил и в отношении других своих политических оппонентов устраняя их с должностей или дискредитируя политически. Двигало им по моему мнению маниакальное желание иметь абсолютную власть и за счет этого делать бизнес, то есть обогащаться. Всегда при проведении таких спецопераций гибли люди? Конечно нет! Но к сожалению такие случаи были не редкими…

Я говорю это как народный депутат 8-го созыва который несколько раз становился объектом таких спецопераций и как тогдашний первый заместитель парламентского комитета по законодательному обеспечению правоохранительной деятельности не имел возможность получать информацию почти по всем правоохранительным структурах.

Эта информация известна не только мне и я думаю, что ради будущего нашей страны она должна стать доступной украинцам и лечь в основу обвинительного приговора!

В то же время по моему твёрдому убеждению вина любого человека в любом каком-то преступлении может быть установлена ​​исключительно в суде, в ходе справедливого, соревновательного судебного процесса!