Правоохранители завершили расследование дела о пожаре в Одесском колледже экономики, права и гостинично-ресторанного бизнеса, в результате чего погибли 16 человек. В Приморский районный суд Одессы уже направлен обвинительный акт, однако родные погибших студентов считают, что точку в расследовании ставить рано.

Черный декабрь

Утром 4 декабря студенты колледжа из-за пожара в кабинете №9 на третьем этаже оказались в огненной ловушке. Подростки звонили родителям и говорили, что задыхаются. Некоторые, спасаясь от огня, прыгали с четвертого этажа и падали на крыши припаркованных машин – их сразу уносили в «скорые»…

Огонь быстро распространился на площадь более 4 тысяч квадратных метров. Некоторые подростки не смогли выбраться из здания – тела жертв доставали из-под завалов несколько дней.

Как потом выяснилось, в здании Одесского колледжа отсутствовала автоматическая система оповещения, датчики дыма и температуры. Вместо них была устаревшая система, а кнопка, при нажатии на которую включалась сирена, находилась на первом этаже возле помещения вахтера. Сам же пожар, по данным следствия, произошел из-за обогревателя.

Надежда на правосудие

Спустя почти 7 месяцев обвинительный акт в отношении четырех подозреваемых был передан в суд.

Как сообщили в прокуратуре Одесской области, директор колледжа, завхоз, заведующий дневным отделением экономики и предпринимательства и бывший замдиректора по административно-хозяйственной работе подозреваются в нарушении требований пожарной безопасности, что привело к возникновению пожара. Им грозит от 3 до 8 лет лишения свободы.

Некоторые подозреваемые, в частности, уже не работавший на момент пожара в колледже Андрей Хаецкий, категорически отрицают свою причастность к трагедии.

В то же время некоторые родные погибших убеждены, что список подозреваемых должен быть длиннее.

Среди погибших во время страшного пожара 4 декабря и 16-летняя студентка Екатерина Пьяночкина.

Как рассказала OBOZREVATEL ее мама Татьяна Малинская, девочка в этот момент занималась историей.

«У Кати и еще одной студентки было дополнительное занятие по истории.

/

Оля потом рассказала, что моя дочка обратилась к преподавателю: «Виктория Викторовна, воняет чем-то паленым».

На что та ответила: «У нас включена дуйка, запах из-за этого», – сообщила Татьяна.

Мама утверждает, что преподаватель оставила двух девочек в аудитории, которая находилась непосредственно над очагом пожара на третьем этаже, а сама вышла.

«Она сказала: «Если я не вернусь – бежать». А в аудитории остались Оля и Катя – два человека, которых она не вывела. Потом преподавательница мне сказала: мол, ну Оля же выбежала. Да, выбежала, но моя Катя испугалась. Если бы взрослые были рядом, все могло быть по-другому», – считает Татьяна.

Женщина утверждает, что, помимо четырех сотрудников колледжа, в отношении которых в суд передан обвинительный акт, должна ответить и преподавательница, оставившая двух подростков в аудитории. По словам Татьяны Малинской. об этом она заявила и следователю.

«Я ездила в полицию, прокуратуру, просила, чтоб ее еще раз вызвали на допрос. Знаете, она мне после похорон ребенка написала: мол, извините, я вас узнала, но не хотела признаваться, что это я. Сказала, что видела, как я «истерически» кричала: «Где моя Катя?!» А что я должна была кричать? Спасибо, что Катя сгорела?», – добавила безутешная мать.

В тот страшный день Катя несколько раз звонила и папе – сказала, что уже не может никуда выйти, с окон коридора валит дым.

«Я там была буквально через 15 минут после того, как ребенок позвонил папе. Она раз позвонила, второй, сказала: «Папочка, мы бежим, здесь большой дым», а потом… Что там произошло? По словам детей, мой ребенок просто упал и по ней все пробежали…

Когда я приехала на Троицкую, то увидела, что преподаватели стоят на улице с личными вещами, с ноутбуками, в шубах…

Скажите, почему вы не вывели детей, а сами стояли?» – добавила Татьяна.

Мать, потерявшая ребенка, больше всего сейчас хочет справедливости.

«Сигнализация не работала, эвакуация с детьми не была проведена. То есть дети не понимали, что им делать в случае пожара. Все пожарные выходы были заварены. Вы понимаете, все выходы, через которые дети должны были выбегать, были с металлическими решетками и замок висел. Один только вход, а там узкие коридоры… Все должны быть наказаны – директор колледжа и другие. Им нельзя давать условный срок. Считаю, что они должны реально испытать тот ад, который прошли наши дети. Когда они кричали в окнах и падали, теряя сознание», – говорит Татьяна.