Очередная трагедия, связанная со смертью ребенка после обращения в медучреждение, произошла в России. Так на Ставрополье в реанимации Изобильненской ЦРБ — 28 февраля там умерла 4-летняя малышка.

По сообщению пресс-службы СУ СКР по Ставропольскому краю, в конце февраля ребенок заболел и родители отвели дочку к врачу-педиатру с жалобами на повышенную температуру, вялость, сонливость и кашель. Медик поставила маленькой пациентке диагноз «Острая респираторно-вирусная инфекция» и отправила лечиться домой.

К ночи малышке стало совсем плохо, ее экстренно госпитализировали сначала в инфекционное отделение больницы, затем — в отделение интенсивной терапии. Но спасти ребенка не удалось — утром девочка скончалась.

Возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности», для установления точной причины гибели ребенка и всех обстоятельств оказания ей медицинской помощи назначена судебно-медицинская экспертиза.

Как сообщил «Блокноту» источник в правоохранительных органах, сотрудники Изобильненской больницы пытались скрыть факт смерти девочки. Они, вопреки установленным правилам, не сообщили о происшествии в местный отдел следкома, сами по-тихому провели вскрытие тела и оформили документы.

О трагедии правоохранители узнали случайно — из разговоров горожан. Лишь после визита людей в погонах неприглядная правда всплыла наружу.

Рассказ мамы ребенка, Жанны Юдиной, невозможно слушать без содрогания.

– 27 февраля утром мы с тремя дочками: 14-летней Алиной, 11-летней Викторией и 4-летней Владой пришли на прием к педиатру в детскую поликлинику при больнице, – вспоминает убитая горем женщина.

– У девочек была высокая температура, у Владочки еще и опухли глазки, наблюдалось сильное обезвоживание. Врач Бухарина осмотрела детей, поставила им диагноз ОРВИ и отправила лечиться домой, предварительно сказав взять у Влады еще и кровь на анализ. Через час я забрала результаты анализа, показала их педиатру. Та посмотрела, ответила, что у нас все в норме. Я спросила, почему у дочки не спадает отек глаз, может, аллергия, но педиатр отмахнулась – мол, не паникуйте, идите и лечитесь дома.

/

К вечеру малышке стало совсем худо: ее рвало, губы посинели, на ножках проступили гематомы, температура взлетела под 40. Мы на машине отвезли ребенка в приемный покой больницы. Дежурный врач нас направил в инфекционное отделение. Там Владой сначала никто и заниматься не хотел: ее положили на голую, без матраса, подушки и одеяла, кушетку в смотровой, так что мужу пришлось снять с себя кофту и укрыть дочь. Медики даже не подходили к ней. Ребенка трясло, знобило, её вырвало, потом она сходила под себя по-большому, но никто из них даже не предложил помощь, чтобы обтереть и обмыть доченьку. И только через час ее соизволили перевести в палату, взять кровь на анализ.

Затем, по словам Жанны Юдиной, последовало стремительное ухудшение состояния дочери, врачи засуетились, но, вместо того, чтобы заняться ребенком, спорили друг с другом – кому «возиться» с девочкой, потому как каждый медик заявил, что это не по его части. В итоге пришлось вызывать карету неотложки, которая доставила Владу в реанимацию.

– В реанимацию нас сначала не пустили, – продолжает женщина. – Что там делали с ребенком, какие манипуляции и процедуры проводили, Бог весть. Около половины второго ночи 28 февраля мне все же разрешили пройти к дочери. Он была под капельницей, но в сознании, просила пить и забрать ее отсюда домой. Когда я стала менять ей промокшую от пота пижамку, увидела, что гематомы, которые были только на ножках, теперь уже распространились по всему телу. Я обратила на это внимание женщины-врача, но она мне хамовато ответила: «Почем я знаю, откуда у нее синяки, видимо, вы ее так тащили в больницу, что их насажали». Как только Владе отключили капельницу, ей стало совсем плохо: рвала кровью, посинела, стала задыхаться. Меня выгнали в коридор, а в 4 часа утра сказали, что моей девочки больше нет… Уже днем 28 февраля мне позвонил следователь и попросил подъехать в отдел. От него я узнала, что врачи пытались скрыть ЧП: они не уведомили правоохранительные органы о случае летального исхода в больнице, сами втихую провели вскрытие и обработали чем-то тело доченьки. Полиция и следственный комитет об этом узнали чисто случайно – рассказал кто-то из изобильненцев. В общем, пришлось делать повторное вскрытие, теперь как положено – в присутствии следственной группы.

Безутешным родителям в больнице выдали свидетельство о смерти, в котором в качестве причины гибели Влады указаны инфекционный миокардит, эндокардит с поражением клапанов сердца и воспалительная реакция инфекционного происхождения.