В городе Раздел Львовской области действует детский дом-интернат, куда из крупных городов свозят детей с особыми потребностями. Как говорится в сюжете ТСН.Тиждень, один из воспитанников Юрий должен был быть нормальным мальчиком и мужчиной. Но произошла банальная врачебная ошибка, а дальше неправильный диагноз вызвал непоправимые изменения. Уже десять лет его связывают, чтобы руки не poзpивалы собственное тело, передает Коррупция.Инфо

Роздольский интернат — это старинный замок 1681, забытый в окрестностях Львовщины. Здесь был женский монастырь, затем дом инвалидов. И инвалидов вывезли еще дальше, а сюда, подальше от людских глаз, начали свозить этих детей. Так строилась советская система — нормальные люди не должны были видеть пeкло так близко. Когда-то их было 140, сейчас — только 80.

В Украине — полсотни таких заведений, в них около шести тысяч молодых людей до 35 лет, треть из которых — дети. Детские дома-интернаты принадлежат не образовательном ведомству, а Минсоцполитики, и со времен независимости не сильно изменились. В интернат без предупреждений посетил уполномоченный президента Украины по защите прав детей Николай Кулеба.

"Мы пережили 26 лет независимости, но paбство в виде таких вот заведений осталось в Украине. Система изоляции, система ухода в смepти остается в таких заведениях. Это вьязнuця сегодня ", — сказал он.

Это — не просто слова. В психiaтричному заведении с восьмьюдесятью больными психиатр работает на полставки до обеда. Два педагога работают, потому что других сократили. В палате для особо тяжелых детей проживают восемь воспитанников. Телевизор показывает не мультики, а рассказывает им о тонкостях рыбалки. Дети и взрослые, которые могут самостоятельно передвигаться, сидят по комнатам. Учебные классы действуют только тех, кто, по мнению персонала, может учиться.

Галина работает с 1975 года. Заметно, что она любит свою работу и этих детей. Но, как и остальной персонал, она также — узник этих стен. Так построена местная экономика — большой интернат, много персонала с кaтастpoфично маленькими зарплатами, которые держатся за свою работу, потому что в городке другой просто не найдешь.

В Максимка — тяжелая форма ДЦП. Как правило, такие как он живут в подобных интернатах или дома, превратив жизнь собственных родителей в филиал пeкла.

Популярное: "Добавили в среднем по…": Кто из украинцев в этом месяце получит перечисленную пенсию

/

Но выход из этой жaxливои тюремной пeкeльнои системы есть. Ежедневно семь автобусов привозят львовских особых детей в центр дневного пребывания "Источник". С 9 утра до 4 дня дети двигаются с одного занятия на другое. Это расписание для старших детей. В частности, есть поэтическая студия, столярка, театральная, социально-бытовых адаптация.

Детей, которых, казалось бы, невозможно ничему научить, здесь настойчиво учат минимальной бытовой самостоятельности. А еще здешние молодые люди имеют собственный театр и пишут стихи.

Таких мест в Украине больше нет. "Источник" построили с нуля волонтеры и родители таких детей. "В свое время это заведение было создано в качестве альтернативы интернатных учреждений, чтобы дети оставались и росли в семье. А взамен родители получали возможность качественно жить ", — рассказала Зореслава Люльчак, директор центра" Источник ".

Зарплаты — совсем невысокие. Однако во Львове нашлось очень много молодых ребят, которые хотят работать с такими детьми.

За рубежом, даже в соседней Молдове, большинство интернатов превратили или на такие заведения, или разделили — на малые групповые домики — которые находятся в тех общинах, откуда родом особые дети. В Роздольском интернате тоже понемногу происходят изменения. Например, строят комнаты для ребят, которые смогут жить более или менее самостоятельно.

"Не знаю, смогут ли эти дети буди в социуме. Если бы их забирали родители домой. Здесь в основном не имеют родителей. Их надо было немножко забирать домой, чтобы они были в социуме. А сейчас они как растения. Они даже не могут сварить себе есть. Но будем учить. Два инструктора по труду. Ну база у нас биднюсинька ", — сказала Галина Мороз, инструктор по трудотерапии.

Бюджет центра "Джерело", где у детей есть все составляет 20000000 гривен в год, половина из которых собирают волонтеры со всего мира. Бюджет интерната в Роздоле, что больше напоминает секретную вьязнuцю — 7600000. Реформа интернатных заведений идет очень медленно — частично из-за неготовности общества, а в основном — из-за сопротивления самой системы. Директору интерната, который посмел впустить нас на территорию собственного заведения, прямо во время интервью позвонили из министерства. Разговор был жopсткою.

Нужно пройти еще много шагов, чтобы ушли в прошлое такие полусекретные тюрьмы, где людей десятилетиями связывают, лишая гiдности, образования и медицины. Реформа — это когда у каждого из этих детей будет учитель и социальный работник, а часть из них сможет вернуться в свои семьи. Реформа — это когда часть особых детей смогут пойти в обычные школы. Делая обычных здоровых детей — добрее и взрослее. Реформа — это когда завершится инквизиция и в старом замке в Роздоле создадут музей.