Еще весной 2016-го в Ужгороде произошло шокирующее событие: мать-опекун побила приемного девятилетнего сына так, что он попал в реанимацию. Тогда об этом не говорил разве что ленивый. Центральные телеканалы один за другим отсняли сюжеты. В том же году в июле Наталья К. отказалась от мальчика, а 13 июня 2017-го — и от его сестры. Сейчас в связи с возбужденным против женщины трем уголовным производствами дело снова получила резонанс, передает Корупция.Инфо.

Популярное: СРОЧНО !!! На Львовщине произошло страшное ДТП, там был настоящий ад, среди пострадавших 3-летний ребенок

Мальчика били, морили голодом, пытали раскаленной ложкой

Напомним, что же, собственно, произошло. Сирот Николая Л. и еще четырех его сестер (Анастасию, Тина, Кристину, Надежду) 18 февраля 2016-го взяла под опеку ужгородская многодетная семья. Уже через месяц знакомая семьи — Виктория Коврова — заметила на Коле синяки. «Наташа, что это такое? — спросила у матери-опекуна. И объяснила: «Когда мне было бронхит, не хотел викашлюваты». Женщина посоветовала: «Да ты попробуй лаской …». Однако в ответ услышала: «Не учите меня воспитывать интернатских детей!» …

Неравнодушные горожане, которые заметили, что в новой семье происходят подозрительные вещи, 15 апреля 2016 го обратились к руководству УПК, где учились приемные дети. Первую подозрение вызвал тот факт, что Коля протяжении длительного времени не посещал школу без каких-либо справок с поиликлиникы — вместо них Наталья передавала туда свои записки. Мальчик имел рекомендацию от психолога об особом внимании со стороны учителей, так как считался педагогически запущенным. В связи с этим ужгородцы написали в учебное заведение и службу по делам детей письмо-просьбу о проверке условий, в которых живут приемные дети.

Хотя малые часто имели следы побоев, проверки социальных служб и школы не выявили нарушений, о чем и были составлены соответствующие акты. Более того, директор издала приказ, которым обязал педагогов и родителей с классов учеников этой семьи не вмешиваться в дела семьи. Зато соседи рассказывают, что в этот период неоднократно видели, как родные дети Натальи играют во дворе, а усыновлены в это время наказаны. Они также значительно чаще стояли в углу, а 9-летний мальчик имел больше всего проблем с опекунами. Свидетели заявляют: мать неоднократно говорила о том, что «сломает» мальчика.

… В прошлом году 9 мая после полуночи в клинический центр нейрохирургии и неврологии Ужгорода Наталья К. привезла Колю в очень тяжелом состоянии. Женщина пыталась договориться с врачом о приеме за пределами заведения, однако медик категорически отказался. Ребенка осмотрели и обнаружили на теле следы серьезных побоев, ожогов, а также интоксикацию организма. Приемная мама объяснила, что мальчик упал в ванной. Конечно, медики в эту историю не поверили и забрали малыша в реанимацию. Уже там Коля обо всем, что с ним произошло, рассказал взрослым. «У меня родная мама умерла, а я был в интернате, — сказал он. — Меня другие родители взяли и избили ». Он детализировал, что били его ремнем с железной пряжкой и пластмассовой вешалкой, морили голодом, привязывали скотчем, пытали раскаленной ложкой …

До 13 мая мальчик пробыл в центре нейрохирургии и неврологии, затем его перевели в Ужгородскую городскую больницу, затем — в Мукачевскую областную. Ребенок имел черепно-мозговую травму, ей сделали операцию по пересадке кожи, поскольку некоторые раны оказались глубокими, что уже не могли зажить самостоятельно.

В общем маленький пациент находился на лечении до июля. Медики говорят, что он не мог даже сидеть, на теле не было живого места. Зато Наталья К. уверяет, что дети, от которых она отказалась, — неадекватные и истерические. Даже убеждала, что мальчик сам себе наносил телесные повреждения.

Когда Коля вернулся в интернат, то не мог наесться

Мы решили пообщаться с мальчиком и поехали к нему в гости в Перечинскую школу-интернат I — II ступеней Закарпатского облсовета.

— Коли нет, — радушно встретил нас директор этого учебного заведения Василий Коба. — Он вместе с другими воспитанниками теперь отдыхает в оздоровительном лагере в селе Соймы в Межгорье. Дети приедут 29 августа, тогда сможете поговорить с ним.

— Какой он мальчик: вежливый или разбойник? — спрашиваю.

— Как и все дети: живчик. Очень любит общаться. Самостоятелен. Добрый. Когда к нам вернулся, то сказал, что здесь ему лучше всего. Коля не мог наесться. Все приговаривал: «Как вкусно! Я здесь могу есть, сколько хочу! »

Далее пообщались с юристом Перечинской школы-интерната Оксаной Хайнус. Спрашиваю о родных Коли. «Его мама-одиночка долго болела и умерла в больнице в 2014-м. В тот же году 3 сентября ребята (у мальчика есть четверо младших сестер) пришли в Перечинскую школу-интернат. Перед тем они жили в приюте в бать. 18 февраля 2016 детвора попала в приемную семью », — говорит Оксана.

То, что случилось с Колей там, шокировало руководство школы-интерната. К ним воспитанник вернулся 6 марта 2017 года — после того, как в Сваляве прошел социально-психологическую реабилитацию. «Новости» имеют также выводы его психолого-педагогической характеристики. Вот отрывки из нее: «Находясь в Закарпатском центре социально-психологической реабилитации детей, Николай проявил себя как активный, импульсивный и иногда агрессивный парень. После курса реабилитации у Николая улучшилось эмоциональное состояние и значительно повысился уровень интеллектуального и физического развития. Интерес к обучению вырос. Значительно обогатился словарный запас. Более произвольными стали познавательные психические процессы, особенно восприятие, воображение, память и мышление (наглядно-образное) … Воспитанник проявил положительные черты своего характера: жизнерадостность, коммуникабельность и выносливость. Активно общается со сверстниками и старшими детьми. Любит работу за компьютером и составления пазлов. Активно участвует в различных спортивных занятиях. В случае возникновения напряженной ситуации проявляет вербальную и физическую агрессию. Ребенок достаточно самостоятельной. Самооценка адекватная … »

Завуч школы Оксана Стегней рассказывает, что мальчик очень изувеченный: «Там на спине страшные шрамы. Очень страшны. А лицо какое! Мать-опекун, как он жаловался нам, напикала ложку над газом и прикладывала ему к лицу. Нам вернули искалеченную ребенка. Мальчик забыл даже читать. Не знаю, как ребенок вообще вынесла те пытки. Ведь он — вполне нормальный. Гиперактивный — да. Но это не повод бить. Не знаю, имеет ли женщина сердце в груди … »

/

Мать-опекуна подозревают в трех уголовных преступлениях

17 июля этого года сотрудники спецотдела следственного управления полиции сообщили ужгородцы Натали К. о подозрении в совершении аж трех уголовных преступлений: нанесении повреждений различной степени тяжести и пытках. Сначала правоохранители начали расследование по факту злостного невыполнения обязанностей по уходу за ребенком, однако в ходе следствия выяснилось, что 37-летняя женщина била взятого под опеку мальчика, издевалась над ним и даже пытала. Обвинительная сторона обратилась в суд с ходатайством об избрании в отношении нее меры пресечения в виде содержания под стражей.

Это дело, может, и не получила бы такого резонанса, если бы не мой коллега-журналист Иван Ладжун. «Когда узнал о факте пытки над малым, то сразу поехал в Мукачевскую областную детскую больницу. Имел возможность пообщаться с Колей. Ребенок рассказывает гораздо больше об издевательствах со стороны опикунши, чем это есть в деле. Например, как хотел, доведенный до отчаяния, выпрыгнуть из окна девятого этажа. Что горе-мать всегда срывалась на нем. Родных детей никогда не наказывала. А он часами мог стоять на коленях в углу, его запирали на несколько суток в холодном и неосвещенном подвальном помещении, лишала сна и еды. Николай молодец, что не побоялся вслух заявить о случившемся, — говорит И. Ладжун. — Тогда, в больнице, когда мы разговаривали, он находился в очень тяжелом подавленном состоянии, замкнулся в себе. Но психолого-психиатрическая экспертиза признала его абсолютно нормальным. Не таким, как заявляет мать-опекун, мол, неадекватный и истерический. У меня вопрос к ней, на которое я вряд ли получу ответ: «Если дитвак ненормальный, неадекватный и истерический, то зачем было брать над ним и его сестрами опеку?» Ведь Наталья отказалась впоследствии и от его сестры, мол, тоже неадекватная и истерическая . Ты брала из интерната детей нормальных, а вернула — истерических ».

Это мнение разделяет и руководство Перечинской школы-интерната. «Когда это произошло с нашим бывшим воспитанником, к нам приезжали чуть ли не все украинские телеканалы, — говорит Василий Коба. — Конечно, я тогда не мог комментировать, меня отстранили от должности — обвинили в том, что я продал питомца в Америку. Но сердце болело за Колю. Посетили нас и закарпатские масс-журналисты. Среди них и Иван Ладжун, который пообещал мне, что не оставит парня в беде и виновные будут наказаны.

Что говорят те, кто должен контролировать приемные семьи?

Издание попросило прокомментировать эту ситуацию Светлана Якимелина, начальника Службы по делам детей Закарпатской ОГА. Она говорит:

— Факт избиения мальчика матерью-опекуном имел место. За ним возбуждено уголовное дело. Но поймите, что все устройства детей-сирот, подбора кандидатуры, установления опеки осуществляет не наша служба, а соответствующая местная структура, в этом случае — Служба по делам детей Ужгородского горсовета.

Поэтому органы опеки и попечительства рассматривают заявления родителей, которые хотят быть опекунами, затем — условия проживания семьи (Кстати, по словам И. Ладжун, семья К. проживала в двухкомнатной квартире. — Ред.). Когда мы давали характеристику «достаточно ли этих квадратных метров на такую ​​большую семью», то, конечно, написали: недостаточно того жилья для устройства еще пятерых детей. Кроме того, мы написали письма на все районы, где просим еще раз обратить внимание на условия проживания приемных семей и тех, которые хотят стать опекунами. При этом учитывайте количество родных детей и их возраст. Ну, а когда это произошло, я лично поехала в больницу к мальчику, затем наведалась и в помещение Натали К. Сделала замечание, что площадь не позволяет содержать столько детей. К слову, эта женщина прошла обучение в Закарпатском центре социальных служб и получила рекомендацию, не имеет склонности к жестокости и насилия. Поверьте, что я не оправдываю ее. Ведь неоднократно мы писали и пишем письма в Ужгородский горисполком, мол, посмотрите целесообразности пребывания других трех детей на попечении у этих родителей.

Конечно, наведались мы и к начальнику службы по делам детей Ужгородского горсовета Марии Арокгати — с аналогичной просьбой прокомментировать это дело. И вот какой у нас получился диалог:

— Опека над сиротами была соблюдена в соответствии с действующим законодательством, — заверила Мария. — Эта женщина прошла обучение, имеет рекомендации от областного центра социальных служб. Собственно, почему пятеро детей, а не, скажем, один-два? Потому поддерживаем родственные отношения и не хотели разрывать братьев и сестер.

— Почему не удалении малых? Ведь приемная мама жестоко избила мальчика и издевалась над его сестрой.

— А откуда я могу знать, она побила мальчика ?! Доказана ее вина? Сейчас — нет! Может, мальчик сам подрался. Сейчас идет процессуальное следствие. Только суд может признать его вина. А ребенок многое способна наговорить. Это возраст такой. Не забывайте, что это — особые дети. Это — цыганские дети. Кстати, следствие продолжается уже полтора года. Детей изымаем, потому что нет оснований на это.

— А как насчет заявлений Натальи К., мол, она сломает ребенка?

— Какие заявления? Простите, я не могу комментировать это. Такого не было. Характеристики школы отличные. Дети ухожены. Начали читать и писать. Одна из девочек лучше в математике, вторая — прекрасно читает, пишет произведения, третья лепит из пластелина.

— А каким образом вы контролируете опекунов? В телефонном режиме? И как наведываетесь к ним: с предупреждением или без?

— Согласно действующему законодательству, после назначения опеки мы ездим в приемные семьи за три месяца. То год пишется отчет, и деятельность родителей-опекунов рассматривается на комиссии по выполнению опекунских обязанностей. Относительно общения, то оно — живое. Хотя разговариваем и в телефонном режиме. Но если есть какие-то проблемы, то учебные заведения нам сообщают. В ней (Натали К. — Ред.) Мы были дважды без предупреждения. Однажды их даже дома не было. Женщина отвела детей к стоматологу. Мы проверили эту информацию — так и было: малые оказались у врача ….

P.S. Наталья К. пытала приемного сына, имея родных пятерых детей. Пока длилось следствие, женщина успела родить еще одного малыша. Сейчас Коля очень боится снова попасть в семью. У него в душе живет страх, что над ним опять будут издеваться.