Три года назад правоохранительная система в Украине пересекла черту, после которой остатки доверия к ней было потеряно. Во время революции правоохранители были не просто по другую сторону баррикад – они превратились во врагов Майдана.

Участники Оранжевой революции 2004-го еще скандировали "Милиция с народом", а революционеры 2014-го создавали сотни самообороны, чтобы защищаться от этой милиции, передает Коррупция.Инфо

Одним из тех, кто боролся на Євромайдані с силовиками, был Арсен Аваков.

И одним из его первых решений, уже в министерском кресле, была ликвидация "Беркута" и переаттестация "беркутовцев".

Тогда же, еще в ранге в.а. министра, Арсен Аваков обещал системные изменения в МВД. "Работы по системному изменению в органах МВД очень много – от смены философии правоохранителя, до люстрации ряда подразделений и кадровой ротации", – писал Аваков в ФБ 23 февраля 2014-го.

Системных изменений пришлось ждать больше года.

Стартом был принят летом 2015-го закон "О национальную полицию". Очистить правоохранительные органы планировали через процедуру аттестации.

Первые сдвиги начались с запуска Патрульной полиции – однако они продвигались не столько благодаря Авакову, сколько усилиями его заместителя Згуладзе. В какой-то момент украинцы действительно увидели, что правоохранители могут быть другими.

Но Патрульная полиция оказалась лишь яркой оберткой, которая была не в состоянии скрыть запах старой правоохранительной системы.

По состоянию на сегодня можно констатировать: подлинного очищения так и не произошло. Более 90% "старых" милиционеров стали "новыми" копами.

Среди правоохранителей до сих пор остаются и те беркутовцы, от которых зимой 2013-го Аваков готовился обороняться деревянными палками.

Ожидания: уволить треть или 90% старых милиционеров

На самом начале аттестации руководители МВД и Нацполіції демонстрировали решимость и готовность кардинально очистить прогнившую систему.

Так, после первых недель аттестации в Киеве и Киевской области Арсен Аваков в присущем ему стиле через Фейсбук отчитался (орфография сохранена):

"Цифры кого-то обескуражат, НО – привыкайте к правде. Если мы хотим реально построить настоящую полицию – нельзя себя обманывать и занижать планку. По промежуточным РЕЗУЛЬТАТАМ АТТЕСТАЦИИ бывших милиционеров Киева и Киевской области – БУДУТ УВОЛЕНЫ 37,47% испытуемых. Суровые цифры. Но, как уже сказал – стоит перестать себя обманывать, и говоря о структурных реформах – создании новой полиции – понимать – НЕОБХОДИМО РЕЗКО УВЕЛИЧИТЬ ТРЕБОВАНИЯ К КАДРОВОМУ СОСТАВУ НОВОЙ ПОЛИЦИИ!

Без этого не будет ни доверия людей, ни успеха в выполнении задач в это непростое время. А потом – решительно двигаемся вперед – через крики, непонимание, критику популистов и саботаж. Шаг за шагом!"

За неделю Хатия Деканоидзе обсуждала ход аттестации на встрече с блогерами. Вот что о той встрече писал Александр Аргат:

"Хатия прогнозирует, что реально из бывшего руководства мало кто пройдет. К примеру, в рамках внутреннего конкурса "Рыцари чести"(что-то типа раскаяния за прошлое талантливых сотрудников, готовых работать по-новому) отобрали 50 человек, а после финальных проверок осталось 5".

Во время собеседований общественные активисты напрямую спрашивали милиционеров: сколько нужно уволить "старых" для кардинального изменения системы?

Правоохранители называли цифры от 30% до 90%. Объясняли просто: если придет только 10% "новых", то "старые" съедят их за полгода.

В реальности ни о каких 90% уволенных не говорилось. Более того, даже "планка Авакова" значительно упала. По подсчетам общественных активистов, комиссии рекомендовали на увольнение 15-25% правоохранителей из тех, которые приходили на собеседования.

Сколько и кого именно из рекомендованных уволили из рядов Национальной полиции, члены аттестационных комиссий точно не знают. Это закрытая от них информация.

"Планка Авакова" – 5,8%

Для получения официальных результатов аттестации "Украинская правда" направила запросы в МВД и Нацполіції.

Ведомство Авакова отписало, что этой информацией владеет Нацполіція.

Ответ Нацполіції содержит общие результаты аттестации. Дальнейшее просьбу УП прокомментировать эти результаты одним из руководителей Национальной полиции удовлетворено не было.

Официальная статистика из ответа Нацполіції: 
Аттестацию прошли 71.828 полицейских, по заключению аттестационных комиссий уволен со службы в полиции за служебное несоответствие 4.160 работников

Следовательно, в среднем по стране после прохождения аттестации уволили лишь 5,8%старых правоохранителей. При этом, например, в Сумской области показатель уволенных составил 2% (46 из 2248, из них 19 возобновились через суд), в Запорожской – 0,5% (18 из 3404).

Как видно, за год "планка Авакова" значительно опустилась.

Хотя сам министр внутренних дел в октябре этого года приводил несколько другие цифры. По его подсчетам, испытания не прошли 7,7% бывших милиционеров, а среди руководителей высшего звена – каждый четвертый.

На самом деле, большой разницы – то 5,8% уволили, или 7,7% – нет. Ибо обе цифры указывают на провал переаттестации. "Старые" менты почти безболезненно переоделись в форму "новых" полицейских.

На это указывают конкретные случаи.

Так, например, прошел переаттестацию лейтенант Шевченковского райотдела столицы Сергей Приходько, который был осужден за убийство студента Игоря Индило.

Через комиссии успешно прошли и правоохранители, которых задействовали в преступлениях против участников Євромайдану. В интервью "Украинской правде" этим возмущался руководитель Департамента специальных расследований ГПУ Сергей Горбатюк. По его данным, половина "беркутовцев", которые били студентов, продолжили работать в полиции. А из 15 тысяч правоохранителей, которые "прошли Майдан", показания следователям дали только 10 человек.

"Если ты правоохранитель, который должен защищать от преступлений граждан, то когда ты в прошлом был свидетелем преступлений и не рассказываешь о них, покрываешь своего друга или коллегу, тебе не место в правоохранительных органах", – считает Горбатюк.

Общественный запрос на очищение от недобросовестных работников милиции остался недоволен, говорит в разговоре с УП эксперт группы "Полиция под контролем" Борис Малышев:

"Результаты аттестации достаточно скромные. Более 90% прошли аттестацию успешно. Это говорит о том, что либо произошло спланированное слияние реформы, или намерения были добрые, но столкнулись с сопротивлением системы, и предварительные планы были пересмотрены руководством МВД и Нацполіції, которые молчаливо согласились на такой скромный результат".

Определенный позитив в аттестации Малышев таки видит: хоть кого-то уволили. Вот только потрачены значительные ресурсы и мизерный результат говорят о нерациональности мероприятия.

Эффективность была бы выше, если бы переаттестацию лучше спланировали, считает бывший советник министра внутренних дел Антон Геращенко:

"Цель переаттестации – чтобы в полиции работали профессиональные компетентные некоррумпированные полицейские, которые хорошо знают законодательство. Цель переатестацій частично была достигнута. Но иногда принимались решения, которые не прогнозировали последствия".

"Украинская правда" пыталась получить комментарии бывшей руководительницы Нацполіції Хатії Деканоидзе о результатах аттестации. Она погодиласятоді, когда материал уже планировался к выходу.

Борис Малышев считает, что в истории с аттестацией Деканоидзе не хватило жесткости, чтобы контролировать все процессы и промежуточные результаты.

По мнению эксперта, уже после первой волны в Киеве стало понятно, что результат будет мизерный. И уже тогда нужно было думать над значительными изменениями процесса.

Этого не сделали. А со временем Деканоидзе, по наблюдениям Малышева, пустила все на произвол судьбы. В частности, реформа провалилась.

Сама Хатия Деканоидзе в последние месяцы стала называть аттестации "первым этапом очищения". Вот как она подводила итоги работы во время своего заявления об увольнении (орфография сохранена):

"Впервые в истории правоохранительных органов мы провели тотальную переаттестацию сотрудников. Этот процесс много критиковали, он не был совершенным, но и тогда, и сейчас я убеждена, что второго способа очистит систему у нас не было.

По сути, цель стала первым шагом к обществу и открытой оценке деятельности государственных органов.

Но очистит от коррупции и злоупотребления властью самый большой правоохранительный орган страны – это гораздо более сложная задача, требующая не одного года работы и жесткой политической воли. Мы заложили основы, и я очень надеюсь, что на этом преобразования не остановятся". 

Хатия Деканоидзе, 14.11.2016: "Очистить от коррупции крупнейший правоохранительный орган страны – гораздо более сложная задача. Мы заложили основы, и я очень надеюсь, что на этом изменения не остановятся"

Реформа пошла не так

Еще перед принятием закона о Нацполіцію эксперты Реанимационного пакета реформ и общественные активисты указывали на недостатки документа. Тогда им не удалось убедить даже Эку Згуладзе, чтобы исправить определенные нормы. Руководство МВД продавило сырой закон через Верховную Раду.

Со временем эти недостатки вылезли боком.

В частности, речь идет о фактической зависимость руководителя Нацполіції от министра внутренних дел. Так, Хатия Деканоидзе не могла самостоятельно утверждать смету, структуру центрального аппарата, назначать и увольнять руководителей региональных управлений и своих заместителей.

Ли не единственным человеком, которого Деканоидзе удалось назначить, стал руководитель внутренней безопасности Нацполіції Георге Григалашвили. Но и он проработал всего несколько месяцев – с ноября 2015 по апрель 2016-го, после чего уволился и продолжил "помогать проводить реформы".

Георге Григалашвили получил украинское гражданство и вошел в команду Деканоидзе. Но проработал в Нацполіції лишь несколько месяцев

АПУ

Еще в день принятия закона в ВР Эка Згуладзе заверила депутатов: нигде в мире вы не найдете полицию, которая полностью отрезана от министра, если мы это сделаем, то создадим нового монстра, который будет похож на сегодняшнее МВД.

/

За 16 месяцев уже Деканоидзе в день своей отставки упрекала: полномочий маловато для внедрения изменений, не должны кадровые решения в правоохранительных органах согласовываться с политиками, требую от политиков прекратить вмешиваться в работу полиции.

"Мы получили ситуацию, что якобы идея закона была деполитизировать Нацполіцію, отделить от МВД, – говорит УП Малышев. – Формально так и было сделано, но в силу норм закона имеем то, что МВД сохраняет достаточно мощное воздействие".

Влияние министра на Нацполіцію нужен, чтобы он мог выполнять возложенные на него задачи, объясняет УП Антон Геращенко:

"А зачем тогда иметь министра? Задача министра – формировать политику, в том числе кадровую. Если у министра не будет возможности согласовывать кадровую политику, то у него не будет возможности реализовывать те цели и задачи, которые ставят перед министром".

Аттестация и лазейки

Аттестация бывших милиционеров проводилась согласно Приказа №1465 МВД от 17 ноября 2015 года. Этот приказ был и после внесенных изменений остается несовершенным, что позволяет бывшим милиционерам избегать увольнения, в том числе через судебные решения, считают эксперты группы "Полиция под контролем".

Аттестация включает три этапа:

1. General skills test. Это тест на логику и способность анализировать данные.

2. Тест профессиональных навыков.

3. Собеседование с аттестационной комиссией.

Именно последний третий этап претерпел больше всего нареканий. Среди них нужно выделить следующие:

– полномочия комиссий;
– отсутствие видео — и аудиофиксации собеседования;
– непрозрачность утверждении решений комиссий;
– заочная аттестация;
– работа комиссий.

Полномочия

Собеседование в приказе прописана или поверхностно, или вопреки нормам закона о Нацполіцію, отмечают эксперты группы "Полиция под контролем". В инструкции отсутствуют основания, через которые комиссии могут принимать решения о непрохождении аттестации.

"Приказ недостаточно четко регулирует полномочия аттестационных комиссий на последней стадии, на основании чего комиссия должна принять решение о том, что лицо не соответствует должности. Там была такая прореха, – объясняет Борис Малышев. – Решение об увольнении нуждались оснований и обоснования, а в приказе этого прописано не было, что решение комиссии достаточно для увольнения".

Уже после первых аттестаций в Киеве ситуацию попытались исправить. В частности, приказом министра создавались апелляционные комиссии, к которым могли обратиться милиционеры.

"Сначала даже не было апелляционных комиссий, – напоминает Антон Геращенко. – Потом их создали, потому встал вопрос – бывают же ошибки. Создали апелляционные комиссии, предоставили возможность туда обращаться, выровняли ситуацию".

Видеофиксация

Отсутствие видео — и аудиофиксации собеседования также сыграло на руку тем правоохранителям, которые были забракованы аттестационными комиссиями. На апелляции или в суде они убеждали, что решение комиссии необоснованно. И это стало одной из причин, почему значительная часть решений судов оказалась на пользу уволенных правоохранителей.

"Я готов поклясться на Пересопницком Евангелии, что лично предлагал Хатії Деканоидзе ввести видеофиксацию, – убеждает УП Антон Геращенко. – Это было бы очень удобно для апелляционной комиссии. Но это не было принято. Кто был несогласен с решением аттестационных комиссий – шел в суды, получал судебное решение, которым их восстанавливали на работе.

Если бы была видеозапись, то много вопросов было бы снято".

Непрозрачность

На этот изъян аттестации жалуются члены комиссий. Дело в том, что они не знают, уволили тех сотрудников, которых они рекомендовали. Соответствующий приказ мел подписывать непосредственный руководитель полицейских. Сверить эти приказы с решениями комиссий общественные активисты возможности не имели. Поэтому предполагают, что правоохранители могли манипулировать результатами аттестации.

"Аттестационная комиссия могла рекомендовать на увольнение 20%, а реальные решения руководителей касались лишь 10%, – предполагает Малышев. – Официальной информации нет, сколько решений было реально воплощено в жизнь".

Подобную тенденцию зафиксировали в Киеве. Председатели комиссий отчитывались о решении уволить каждого четвертого – а в результате официальный показатель составил 12%. Эксперты группы "Полиция под контролем" предполагают, что рекомендованных на увольнение могли перевести в другие подразделения или просто не выполнить решение комиссий.

Когда в октябре этого года Арсен Аваков отчитался о результатах аттестации, он обещал обнародовать полные списки тех, кто не прошел аттестацию.

С того времени прошло 2 месяца, но списков до сих пор нет.

Эксперт группы "Полиция под контролем" Борис Малышев: "Аттестационная комиссия могла рекомендовать на увольнение 20%, а реальные решения руководителей касались лишь 10%"

Заочное тестирование

Значительное количество сотрудников прошли так называемое "заочное аттестации". По оценкам группы "Полиция под контролем", такой возможностью воспользовались более 15% правоохранителей.

"Они даже не приходили на собеседования в аттестационной комиссии вследствие того, что их руководители писали "он уехал в командировку", – говорит Борис Малышев. – Также переводили в Государственной службы охраны, работники которого не проходили аттестации".

По заочной процедуре комиссии не могли принимать решение об увольнении. Если после ознакомления с документами правоохранителей возникали основания для увольнения, комиссии должны вызывать таких лиц на собеседование. Но делали это крайне редко.

Поэтому через эту лазейку одиозные правоохранители могли остаться работать в органах. Именно среди заочников члены комиссий находили бывших "беркутовцев".

Работа комиссий

О недостатках в работе комиссий говорят как правоохранители, так и общественные активисты, которые работали в комиссиях.

Так, глава одной Аттестационной комиссии Сергей Перникоза рассказывает "Украинской правде", что для проведения собеседований в сжатые сроки было создано маловато комиссий.

С другой стороны, процесс затягивался, а из-за того, что членам комиссий от общественности не оплачивали работу, некоторые из них "забивал" на обязанность.

"Комиссии могли заблуждаться относительно оперов, – признает Перникоза. – Потому оперов трудно отличить от бандитов. Он мог быть хорошим опером, а мы обсуждали его увольнение".

Председатель аттестационной комиссии Сергей Перникоза (на фото слева): "Комиссии могли заблуждаться относительно оперов, потому что их трудно отличить от бандитов, и при этом они могли быть хорошими операми"

Жалуется на работу комиссий и Антон Геращенко. Убеждает, что ему известны факты, когда отдельные члены комиссий просили неправомерную выгоду, чтобы поддержать или "завалить" того или иного правоохранителя.

Но фамилий этих членов комиссий нардеп не называет.

"Некоторые люди увольнялись по принципу: он работал в отделении по борьбе с незаконным оборотом наркотиков – там все поганцы – освободить; он работал в управлении по борьбе с экономическими преступлениями – освободить. Извините, но это не подход", – сетует Геращенко.

Такой "подход", по его словам, привел к дефициту кадров в Национальной полиции на уровне 22 тысяч человек.

А подготовить сотрудника уголовного розыска – это дело не месяцев, а лет.

Ухудшение криминогенной ситуации

Одновременно с аттестацией правоохранители фиксировали стремительный рост преступности. И реформа МВД была одной из причин этого. Об этом открыто говорит представитель общественности в комиссии Сергей Перникоза:

"Были случаи, когда на аттестации милиционеры дрожали. Они впервые попали на настоящую проверку, поэтому им пришлось учить законы. И через переаттестацию следователи переставали работать. "Зачем мне что-то делать, если меня могут уволить", – думали они. Даже прокуроры не могли заставить их работать. Менты тупо сидели учили тесты. Это замедляло следствие, и криминогенная ситуация осложнялась".

"Слишком радикальные результаты аттестации могли иметь следствием полное разбалансирование полицейской машины, ситуация могла выйти из-под контроля", –добавляет Борис Малышев.

На определенном этапе система почувствовала угрозу своему существованию, и правоохранители резко изменили отношение к очищению своих рядов. После аттестации в Одессе (15,3% уволенных) и Николаеве (17,9% уволенных) процесс претерпел существенных изменений.

Теперь к формированию областных комиссий присоединились советники Аваков, а половину состава комиссий формировали представители МВД.

После существенных изменений в процессе аттестации процент увольнения правоохранителей уменьшился (график составлен на основе официальных данных областных управлений Национальной полиции)

В свою очередь, такое изменение правил игры привела к демаршу общественных активистов.

6 июня в Киеве состоялась пресс-конференция "Крах процесса аттестации полиции: кто виноват и причины возникновения", во время которой представители нескольких общественных организаций объявили о выходе из процесса аттестации.

"Процесс превратился в показуху, и мы не хотим выступать с ширмой".

По сути, эти слова активистов стали приговором реформе. Сломать хребет старой системе не удалось.

Единственный выходом общественные активисты назвали проведение повторных волн аттестаций с учетом и исправлением всех недостатков.

И еще одно условие – недопущение к процессу Авакова.

Судя по всему, значительные недостатки аттестации понимает и министр. В своем блоге на УП Арсен Аваков отчитался о завершении первого этапа очистки.

Как будут проходить следующие этапы, можно будет судить уже из того, как пройдет конкурс на руководителя Нацполіції. Три недели назад министр внутренних дел заявил о открытый консультативный конкурс на вакантную должность.

Судя по записи в блоге на УП, выбирать Аваков будет среди действующих полицейских. "Новых" копов и "старых" ментов.