Мальчика Ростислава, который пострадал в страшной аварии с тещей Сергея Притулы и Виталия Хомутынника в Киеве, на днях уже выписали из больницы. Его мама Анжела пока продолжает лечение, ей провели очередную операцию.

В то же время защитник потерпевших говорит, что следствие скрывает от них материалы дела.

Об этом сообщает «Обозреватель».

Сообщается, что 9-летний Ростислав теперь проходит лечение дома. По словам адвоката семьи пострадавших Юрия Сухова, у мальчика еще не срослись кости ключицы и бедра, но врачи решили, что могут его выписать.

«Хотя мы были против, ведь он еще не может самостоятельно за собой ухаживать. Однако медики по каким-то директивам решили, что его в больнице уже нельзя держать, — рассказал правозащитник.

Мама Ростислава до сих пор в больнице. В среду ей провели очередную операцию, вставили в ключицу спицы.

С бедром медики еще даже не знают, что делать, пока там у нее стоит аппарат Елизарова, который просто фиксирует ногу. Сказали, что сначала нужно разобраться с ключицей.

В результате женщина получила очень тяжелые повреждения: скелетную, а также закрытую травму грудной клетки и живота, разрыв печеночно-желудочной связки и мочевого пузыря, перелом ребер справа и закрытые переломы правой ключицы, локтевого отростка. У мальчика — закрытая травма живота и грудной клетки, переломы.

Юрий Сухов отмечает, что в первые дни, пока врачи боролись за жизнь Анжелы, прошло судебное заседание, на котором была избрана мера пресечения Лилии Сопельник — ночной арест. Однако сторону потерпевших даже не предупредили об этом.

«Сначала они повели себя некорректно. По нашей информации, следователь подготовил ходатайство об аресте водительницы. Но прокурор Киевской прокуратуры не захотел его подписывать и сказал, чтобы переделали в ночной домашний арест. Я не исключаю, что тогда происходили какие-то процессы «, — говорит адвокат.

Сухов написал запрос в прокуратуру по этому поводу, однако ответа так и не получил. Также следователь и прокурор сих пор не предоставили материалы дела защитникам пострадавших. «Расследование дела оставляет желать лучшего. Нам до сих пор следователь с прокурором не предоставили необходимые материалы, чтобы мы могли собрать доказательства. Хотя мы просили их официально. Фактически от нас скрывают материалы производства «, — отмечает он.

/

В октябре Сопельник должны продолжить меру пресечения. «Если заседание вновь пройдет без нашего участия и нас не предупредят должным образом, то мы поставим вопрос о возбуждении уголовного дела по меньшей мере за служебную халатность или даже злоупотребления служебным положением», — убеждает адвокат.

Кроме того, в материалах дела, по данным правозащитника, является справка о заболевании Лилии Сопельник. «Там действительно есть информация о болезни, с которой нельзя получить водительское удостоверение. Она знала о нем, ведь еще до ДТП обращалась к врачу. А значит, не должна была садиться за руль. Это уже отягчающее обстоятельство «, — считает он.

Муж пострадавшей не хочет общаться с родными виновницы аварии.

Кроме того, по мнению адвоката, сторона Лилии Сопельник не сразу вышла с предложением помочь Анжеле и Ростиславу. «Такое впечатление, что они выжидали. И только после того, как начали писать об этом в прессе, вдруг проявили желание оказывать помощь «, — говорит Сухов.

Однако первые две недели никто не мог сказать, выживет ли Анжела.

«Первое время мы не знали, чем все закончится. Сторона Сопельник начала торопить, мол, давайте мы будем помогать. Я им сказал, что не давите, ведь если, не дай Бог, будет плохое развитие событий, то о какой помощи может идти речь? Они хотели встретиться с потерпевшей стороной. Я передал их просьбу, но пострадавшие сказали, что не хотят прямых контактов. А если родные Сопельник стремятся помогать: когда станет лучше, мы откроем счет в банке, куда можно будет перечислять деньги «, — отметил Сухов.

Сейчас одна из дочерей виновницы аварии, Екатерина, действительно перечисляет на банковский счет средства. По словам адвоката, с 200 000, примерно 110-120 тысяч гривен послала она.

Мужчина Анжелы П. отказывается от личного общения с родными Лилии Сопельник, опасаясь, что они могут оказывать на него моральное давление. Сейчас он большую часть времени проводит в палате с женой, которой необходима помощь.

«Мы понимаем, зачем они хотят прийти. Пытаться влиять на потерпевших психологически, мол, не виноваты, нам тоже трудно. Я их предупредил, что этого делать не нужно. То они как-то разыскали сестру мужа Анжелы, которая живет в другом городе, и у нее другая фамилия. С точки зрения процессуально-уголовного кодекса это может рассматриваться как давление. А это уже является основанием для изменения меры пресечения «, — считает Юрий Сухов.