Бывшая прессекретарка полка полиции «Днепр-1» и батальона «Донбасс» Василиса Мазурчук опубликовала переписку с представителем МВД Артемом Шевченко об убийстве журналиста УП Павла Шеремета, где Шевченко якобы отмечает, что «опера-контрики накосячилы» и «втянули людей в мокрое».

Мазурчук опубликовала переписку с Шевченко после того, как 1 февраля бывший советник Виктора Януковича Андрей Портнов обнародовал ее телефонный разговор с подозреваемой по делу Шеремета Юлией Кузьменко, где они обсуждают возможное расформирование 5 управления Департамента контрразведки СБУ.

Портнов отмечал, что Мазурчук является женой сотрудника СБУ, консультанта-эксперта по оперативным вопросам 1 отдела 5 управления Департамента контрразведки СБУ.

В переписке с Шевченко 1 февраля она обвинила следователей в сливе информации Портнова, на что Шевченко ответил, что не знает, «где ее берет Портнов».

Представитель МВД также называет Павла Шеремета «русским агентом». Следует отметить, что у Шевченко с Шереметом была личная неприязнь из-за рейдерского захвата канала ТВi в 2013 году, гендиректором которого стал Шевченко.

 «Ваши друзья опера-контрики накосячилы, втянули людей (ребят — рус.) в мокрое и нам бросили расследовать — какого черта? Сами бы свое черное и расследовали бы — переквалифицировали на 258 теракт и вперед. Так нет, пусть менты мучаются и получают от журналистов пиздюлей за нераскрытое дело Шеремета, а мы Бучи и Пуми будем рассказывать, как надо молчать по-партизански «.

/

«Пусть Юля и Андрей честно все расскажут, кто их вызвал и под каким соусом мочканули этого российского агента Шеремета, будь он неладное и все. Хотя они и не знали, кого и за что на самом деле идут работать», — пишет Шевченко.

«Украинская правда» попросила Шевченко прокомментировать опубликованную переписку с Мазурчук, на что он ответил: «Нет, не прокомментирую никак».

Мазурчук также опубликовала предварительную переписку с Шевченко за конец декабря 2019 и января 2020 по обнародованному МВД разговора с Юлией Кузьменко в отношении детей Маруси Зверобой.

 Шевченко уверяет Мазурчук, что ее разговор с Кузьменко — «чисто характеризующий признак подозреваемого, а не признак планирования преступления», хотя назвал разговоры циничными.

В январе Мазурчук также возмущалась в переписке, что ее вызывают на допрос.

 В то же время на вопрос УП, почему она обнародовала переписку только сейчас, Мазурчук ответила: «Я не имею привычки сливать переписку. Просто слить личный разговор — это было днище. Поэтому я и отреагировала».