Предъявить претензии некому: пациенты не имеют на руках никаких надлежащим образом оформленных медицинских документов, передает Коррупция.Инфо

Популярное: СРОЧНО! Раздался страшный взрыв! Что с нами будет?

Результаты анализов, которые им делали перед пересадкой почки, по словам львовских врачей, были выписаны на совершенно другие (пакистанские) фамилии. Ни один больной не имел на руках надлежащим образом оформленных медицинских документов.

Операцию по пересадке почки проводили в обычной квартире

Как рассказали больные львовским врачам, их оперировали не в государственных клиниках Пакистана, а в частных. Точнее, в обычных квартирах, которые были переоборудованы в операционные: посреди комнаты стояли два операционных стола. После операции они жили в отеле, который скорее напоминал хостел. Медикаменты, которые предотвращают отторжение пересаженного органа, им выдавали только на четыре дня и с тем отправляли домой.

Один человек из Львовщины умер вскоре после операции в Пакистане. После операции он через Вайбер переслал снимок пересаженной почки врачам, у которых лечился на Львовщине. Те глянули и сказали, что ему срочно нужна вторая операция, с пересаженным органом не все в порядке. Однако пакистанские медики заверили, что все хорошо. И вскоре мужчина скончался. У родственников были проблемы с вывозом тела, им даже предлагали его кремацию. В справке о смерти записали, что мужчина умер от инфаркта миокарда.

Второй мужчина умер уже во Львове. После трансплантации он вернулся домой и, хотя чувствовал себя очень плохо, к врачам не спешил. Надеялся, что со временем все пройдет. К Львовской областной клинической больнице его привезла «скорая».

«Человек с пересаженной почкой походил месяц и обратился к нам очень поздно, – рассказывает главный трансплантолог Львовщины Ростислав Жук. – Пересаженную почку мы вынуждены были удалить, так как она не работала, не поставлялась кровью. Другими словами: была мертвой, возник тромбоз сосудов от донорской почки к организму. Сейчас сложно сказать, кровоснабжение почки было плохим сразу после операции, возникло позднее».

Несмотря на усилия медиков, мужчину не удалось спасти. Он получил такие септические осложнения, которые были несовместимы с жизнью. Женщину, которой также проводили трансплантацию почки в Пакистане, врачи Львовской областной клинической больницы, к счастью, спасли, приложив титанические усилия. На ее спасение из государственного и местного бюджетов было потрачено 100 тыс. грн. Родные еще с аэропорта в Пакистане позвонили львовским медикам и попросили зарезервировать для нее место в палате, потому что из аэропорта поедем сразу в больницу, поскольку женщине очень плохо.

Больных, которым пересадили почки в частных клиниках Пакистана, на Львовщине сейчас четверо: один скончался, двум пациентам львовские врачи спасли пересажены почки. Еще у одного больного пересаженная почка работает очень плохо. Как будет дальше, неизвестно. И пятый пациент, которого после пересадки почки пытались спасти в Львовской областной клинической больницы, умер. Он был с Ивано-Франковщины. Такие пациенты, по-видимому, есть и в других областях Украины.

Львовские больные рассказали врачам, что вместе с ними в Пакистан на пересадку почки летали и жители других областей. Двое пациентов после пересадки почки в Пакистане, по словам врачей, оказались и в Национальном институте хирургии и трансплантологии им. А. Шалимова в столице – один умер, второму удалили пересаженную почку.

Почему больные выбирают Пакистан?

Конечно, напрашивается вопрос: почему больные, которым нужна была пересадка почки, отправились в Пакистан, а не в Польшу, Беларусь, Израиль, страны Европы, где такие операции делают давно и официально, обеспечивают пациентов соответствующими медикаментами, официальной документацией.

И второй, крайне важный вопрос: могли этих людей спасти в Украине? Пациенты, которые решились на трансплантацию почки в Пакистане, знали, что рискуют жизнью. Скажем, мужчина с Ивано-Франковщины, которого после пересадки почки пытались спасти во Львове, рассказал, что прилетел в Пакистан именно тогда, когда там умер пациент с Львовщины. Он понимал, что и его может постигнуть такая же судьба, хотя надеялся на лучшее. И когда мужчину поставили перед выбором: или ему пересаживают почку за несколько дней, или с суммы забирают 10 тыс. долларов и ставят его на очередь, пациент, несмотря на страх, согласился на операцию. Все больные долгое время находились на гемодиализе, то есть их кровь трижды в неделю очищали с помощью аппарата «искусственная почка». Без такого очищения они не выжили бы. Другими словами, их жизнь крутилось вокруг отделения гемодиализа (таких на Львовщине семь.).

/

Ни поехать в отпуск, ни навестить родных в другом городе подобное невозможно. Такой режим длится не месяц-два, а годами. А если им не пересадить почку, то и до конца жизни. Это очень утомляет и физически, и психологически. В Украине, и во Львове в частности, проводят трансплантацию почки. Скажем, в прошлом году в Центре трансплантации во Львове сделали 12 пересадок, в этом году уже четыре. Наши врачи умеют и знают, как проводить такие операции. Но у нас сейчас проводят пересадку только от родственного донора. То есть отец, мать (бабушка, дедушка, брат, сестра) могут отдать почку сыну, дочке, брату или сестре. Но не у всех пациентов есть доноры. Бывает, что родные готовы спасти больного, но их почка через определенные причины ему не подходит.

Больные, которые решились на пересадку почки в Пакистане, пробовали искать спасения и в Беларуси, Польше или других странах Европы. Их ставили на очередь, но шли годы, а спасение не приближался. Дело в том, что, согласно законодательству европейских стран, иностранцам могут пересадить трупную почку лишь в том случае, когда никто из их граждан не нуждается в трансплантации. А поскольку больных, нуждающихся в пересадке, и в них довольно много, наши граждане на почку могут и не дождаться.

В Беларуси есть квота, которая позволяет отдать определенное количество трупных почек иностранцам, но в очереди надо стоять длительное время. Еще один важный момент – стоимость операции. В Беларуси она стоит около 70 тыс. долларов, в Польше и странах Европы – еще дороже. У больных, как правило, нет таких денег. Нередко на операции собирают деньги не только всей семьей, но и всем селом, городом, просят помощи у неравнодушных. Больные с отчаяния выбрали Пакистан, потому что там операция, как рассказали родные врачам, стоила дешевле, чем в других странах – 50 тыс. долларов.

И там не надо было годами стоять в очереди: платишь деньги – и через несколько дней тебе пересаживают почку. По некоторым данным, в этой стране есть достаточно много людей, которые готовы за небольшую сумму продать орган. Но очень обидно, что, отважившись на такой рискованный шаг, больные не советуются с врачами.

«Если бы женщина, которую мы титаническими усилиями спасли и на спасение которой потратили 100 тыс. грн., спросила у меня совета: ехать в Пакистан на пересадку почки или нет, я ее отговорила бы, мы совместно искали бы другие варианты спасения, – объясняет заведующая отделением гемодиализа Львовской областной клинической больницы Оксана Русин. – Она долгое время была у нас на гемодиализе, мы долго боролись за нее. У женщины был разрыв почки, поликистоз, мы долго ее выхаживали. Ей позарез нужна была трансплантация, и на нее она могла рассчитывать где-то за границей, потому что родственного донора не имела. Пациентка собирала деньги на пересадку, врачи приобщались к сбору средств, подключали СМИ. А она решилась на пересадку в Пакистане, не сказав нам ни слова. Родные сообщили нам об этом уже после операции, когда ее выписали на четвертые сутки без мочи, в тяжелом состоянии».

Принятие закона без достаточного финансирования со стороны государства проблемы не решит

А теперь представим, сколько денег больные в поиске спасения вывозят за пределы Украины. И не всегда, как видим, есть желаемый результат. Врачи говорят, что если бы хоть часть тех денег пошла в украинскую медицину, нашим больным не пришлось бы искать спасения по мирам, и спасенных пациентов было бы значительно больше. Наши медики умеют делать такие операции. Но только изменением украинского законодательства дело с места не сдвинуть.

В Украине уже даже пробовали внести соответствующие изменения в отечественное законодательство. Верховная Рада приняла в первом чтении закон о трансплантации органов и других анатомических материалов человека, который и до сих пор на доработке. Однако врачи говорят, что одним изменением законодательства дело трансплантации вывести на высокий уровень невозможно. Нужно соответствующее финансирование этой отрасли со стороны государства. И вот почему. Перед пересадкой донор должен быть тщательно обследован. Обследование дорогостоящее.

Кто должен заплатить за обследование, к примеру, трупной почки? Родственники пациента, у которого констатировали смерть мозга? А им это зачем? Родственники больного, которому нужна почка? Но она ему может и не подойти, то зачем выбрасывать деньги? Поэтому за этот участок работы должно заплатить государство. И пока не будет достаточного финансирования указанной отрасли со стороны государства, закон о трансплантации, который планируют принять, проблемы не решит.

«Поэтому случаи, с которыми столкнулись наши пациенты в Пакистане, для наших врачей – это отчаяние, – отмечает Оксана Русин. – Деньги вывезли в другую страну, по сути выкинули на ветер, потому что результата нет. Больные возвращаются снова к нам, и мы спасаем их за бюджетные средства».

От редакции. Когда материал уже был готов к публикации, нам стало известно, что пересадкой почек нашим больным в частных клиниках Пакистана заинтересовались работники УСБУ в Львовской области.

Источник: Львівська газета