Не замолкающая говорящая голова Инны Богословской не сходит с экранов украинского телевидения вот уже целое десятилетие, однако с каждым годом её аудитория становилась всё меньше, передает Коррупция.Инфо

Популярное: «Человеку явно нехорошо»: Эксперт предположил, что Юлия Тимошенко — тяжело больна

Есть ли смысл внимать словам политика, сменившего полдюжины разных партий и чуть ли не каждый год поворачивавшегося спиной к недавним союзникам?  Теперь у Богословской-политика вряд ли есть будущее, однако украинцам небезынтересно узнать о прошлом Богословской-бизнесмена, чтобы понять, кто же на самом деле столько лет морочил им голову…

Дочки и матери

Инна Германовна Богословская родилась 5 августа 1960 года в Харькове, в семье типичного советского «среднего класса». Её отец Герман Сергеевич Богословский (родился 14 июня 1936 года) был именитым специалистом в военной технике. В 1958-м он закончил харьковскую Военную инженерную радиотехническую академию ПВО имени Говорова (ВИРТА), работал инженером-испытателем на военных полигонах, в 1970-71 годах ездил в командировку во Вьетнам устанавливать радары противовоздушной обороны – за что получил несколько советских медалей и вьетнамский орден. Затем работал над созданием новых моделей систем ПВО и ПРО, а в начале 80-х вернулся в ВИРТА уже преподавателем.

Увы, в 1992-м, как и аналогичное по профилю училище в Киеве, Академия была расформирована. Остатки влили в Харьковский военный университет, а в 2007-м и тот приказал долго жить, и здание передали Харьковскому государственному университету им. Карамзина (там сейчас факультеты программирования и социологии). Но к этому времени (с 1989) Герман Богословский уже перевелся преподавателем в Харьковский политехнический институт (ныне Харьковский государственный политехнический университет), где с 1995 года стал деканом по работе с иностранными учащимися. Для своей дочери он был кумиром и оказал большое влияние на её воспитание, хотя дома бывал лишь периодически: в перерывах между командировками на полигоны и в «братские страны» учил дочку плавать и стрелять, играть в карты и светским манерам, ходил в ней в походы и ездил в путешествия.

Её мама Людмила Алексеевна Богословская (1939 г.р., девичья фамилия Гудыря) закончила Харьковский юридический институт (ХЮИ, ныне Национальная юридический университет им. Ярослава Мудрого), впоследствии став его доцентом. И как бы дочка не любила своего папу, но пошла она по стопам матери, в 1977 году тоже поступив в ХЮИ. А в 1978-м Инна Богословская поспешно вышла замуж за Анатолия Сурина, с которым прожила в официальном браке 13 лет, и от которого в 1980 году родилась её дочь Анастасия (носящая фамилию отца). Анастасия продолжила семейную традицию, и вслед за бабушкой и мамой окончила этот же юридический — благо Людмила Алексеевна смогла сделать учебу внучки легкой и успешной.
Инна Богословская с дочерью Анастасией

Инна Богословская с дочерью Анастасией

Несколько лет назад издание «Forpost» писало, что Анатолий Сурин якобы является «братом Александра Бандурки». Точнее, Александра Бандурки-младшего, сына известного харьковского «патриция» генерала Александра Бандурки-старшего, сделавшего еще в советское время карьеру начальника областного УМВД, в 90-х построившего «ментовскую крышу» для харьковского бизнеса и ставшего владельцем ряда собственных компаний, а после пристроившего своих сыновей начальниками налоговой администрации и налоговой полиции Харькова. Однако единственного родного брата Александра Бандурки-младшего зовут Сергеем, и его фамилия тоже Бандурка, так что в лучшем случае Анатолий Сурин может быть лишь их дальним родственником. Скорее всего, это был лишь слух, возникший при попытке объяснить стремительный карьерный рост самой Инны Германовны.

Вот только это взлет произошел много позже. А вот с 1982 года, когда Инна Богословская с отличием закончила Харьковский юридический институт, и до самого начала 90-х она работала обыкновенным адвокатом, занимаясь гражданскими и уголовными делами в судах Харькова. Впрочем, некоторые дела были не такие и простые: так Богословская познакомилась с миром советских «цеховиков», спекулянтов, расхитителей и рэкетиров, а также с покрывающими их советскими чиновниками и правоохранителями. Эти очень нужные знакомства пригодились ей в будущем.

Богословская решила бросить малоперспективную судебную защиту (тем более что в 90-х серьезные дела часто до суда уже не доходили) и нацелилась на юридическую консультацию совместных предприятий. В частности имелась информация о том, что в 1992-93 г.г. Богословская работала над схемами «чернобыльских» предприятия «Бриг», «Буртэкс» и «Бизон», через которые осуществлялся совместный бизнес генерала Александра Бандурки-старшего и Марка Моисеевича Добкина (подробнее читайте в статье Михаил Добкин: Допа на крючке у Гепы), отца будущего харьковского губернатора. Эти схемы давали тройную выгоду: как предприятия с иностранным капиталом, они получали ряд налоговых льгот, как зарегистрированные в Чернобыльской зоне они освобождались от уплаты НДС, и ещё умудрялись доить государство фиктивным возвратом НДС через хитрую систему компенсаций. Понятно, что работало это всё исключительно благодаря связям Добкина и Бандурки, однако для составления схемы требовался грамотный юрист – работавший, как минимум, за хороший гонорар. Возможно, отсюда и пошли слухи о том, что первый муж Богословской был родственником Бандурки.

Но к тому времени, повторим, они уже давно развелись.В начале 90-х у Инны Богословской появился новый спутник жизни: дизайнер Юрий Рынтовт (1966 г.р.), с богемными замашками и длинными растрепанными волосами, ставший ей вторым мужем (гражданским).

/

Одним из его заказчиков стал Владимир Шепетин – весьма влиятельный харьковский бизнесмен с очень большими связями, особенно в «теневом секторе экономики». Еще в конце 80-х Шепетин стал вице-Владимир ШепетинВладимир Шепетинпрезидентом Союза кооператоров и его уполномоченным представителем в Совмине СССР, в начале 90-х вернулся на родину и получил место в Совете промышленников и предпринимателей при президенте Украины, а с 1994-го научным консультантом комиссии Верховной Рады по вопросам законности и правопорядка. В Харькове Шепетин тогда был известен как учредитель и руководитель кооператива «Выбор-89», ЗАО «Пульс», ЗАО «Единство», фонда «Правопорядок» (связанного с генералом Бандуркой), ООО «Стоик» и ЗАО «Харьковский регистратор» и скандальной страховой компанией «Салюс».

Вот как раз к работе в «Салюс» Шепетин и привлек Богословскую, с которой познакомился через Юрия Рынтовта – по крайней мере, именно так звучит общеизвестная версия их встречи.

Шоу-баба

Политический пиар – великая сила, он может заставить кого угодно выглядеть кем угодно, причем в глазах не только наивных избирателей, но и серьезных политиков. Имидж украинского аналога прозападно-либеральных «Правых сил» позволил Богословской и Хорошковскому пристроиться во власти второй раз при «оранжевом» Виктора Ющенко. В начале 2005 года её фирма «Пруденс» осталась консультантом «Нафтогаза», и это она насоветовала Ивченко и Продану расторгнуть газовый контракт с Россией – что в итоге привело к «газовым войнам» и резкому подорожанию российского газа. Источники сообщали, что сделано это было не просто так, а по просьбе Пинчука, который в свою очередь выполнял просьбу своего друга Дмитрия Фирташа (подробнее про него читайте в статье ДМИТРИЙ ФИРТАШ. ИСТОРИЯ ТЕРНОПОЛЬСКОГО МИЛЛИАРДЕРА), который благодаря этому вошел на украинский газовый рынок со своей скандальной компанией «РосУкрЭнерго».

Начатую премьером Тимошенко реприватизацию украинских предприятий Инна Богословская встретила во всеоружии – грудью бросившись на защиту Никопольского завода ферросплавов (НЗФ), принадлежащего Виктору Пинчуку. Однако защитить его не удалось, и НЗФ был перепродан структурам Игоря Коломойского – интересы которого лоббировала Тимошенко. Эта неудача охладила отношения Богословской и Пинчука, который усомнился в её способностях и как юриста, и как публичного политика. Всё, что смогла в ответ Богословская – это обрушиться на Тимошенко. Противостояние двух женщин-политиков резко усилилось после начала «газовой войны» и скандальной отставки правительства Тимошенко. Богословская заявляла, что та специально провоцировала скандалы дабы «отвлечь общественное внимание от своей непосредственной причастности к коррупции в высших эшелонах власти».

Тем временем приближались выборы-2006, и Богословская создала под них партию «Вече» — умудрившись еще раз раскрутить на спонсорство Пинчука. Этот политический проект претерпел крах, после чего он никогда больше не ставил на Богословскую. Однако напоследок он совершил большую ошибку: летом 2007-го пока ещё принадлежавший ему «Укрсоцбанк» (он был продан австрийцам в 2008-м) выдал фирмам Богословской несколько кредитов на сумму 2 миллиона 647 тысяч долларов – под залог того самого «Дома Богословской». Кредиты, которые она так и навернула.

Оставив Пинчука, Богословская поменяла свою политическую риторику, подстраивая её под фаворита тогдашних выборов Партию Регионов – чьих лидеров она публично поносила еще в 2004-м.  С созданием коалиции ПР-КПУ-СПУ и второго правительства Януковича (2006-2007) и началом политического кризиса, Богословская начала регулярно появляться на телешоу (таких как «Свобода слова») и яростно критиковать как президента Ющенко, так и призывавшую к роспуску парламента Юлию Тимошенко. Эти старания не прошли даром: 4 апреля 2007 года Инна Богословская была назначена заместителем министра юстиции Александра Лавриновича. Однако уже тогда стало понятно, что правительство Януковича обречено. Ориентируясь на предстоящие внеочереднеы выборы, в августе 2007-го Инна Богословская бросила бесперспективную партию «Вече» и присоединилась к Партии Регионов (став членом политсовета партии), вскоре получив №4 в её избирательном списке. Говорили, что это место ей дали не только за ораторский талант, но и за щедрый спонсорский взнос её нового покровителя — олигарха Дмитрия Фирташа.

В начале 2008 года Богословская получила потешный титул «главы налоговой администрации теневого правительства Украины», сформированного Партией Регионов. Однако отсутствие в Украине традиций западной политической культуры, откуда и пытались перенять игру в «теневое правительство», сделало эту затею пустой и бессмысленной. Более того, выражение «теневое правительство» у украинцев прочно ассоциировалось с «теневой экономикой», и люди, хорошо знавшие прошлое Богословской, нашли её «должность» вполне соответствующей её бизнесу.

Циничной шуткой казалось и назначение Богословской в декабре 2008 года председателем парламентской «Комиссии по вопросам расследования функционирования газотранспортной системы Украины и обеспечения газом потребителей» — ведь это с подачи советников её фирмы начались «газовые войны». Но тогда еще никто не догадывался, что именно Богословская во главе данной комиссии инициирует тему привлечения Юлии Тимошенко к уголовной ответственности и начнет формировать для этого юридическую базу, позднее использованную в процессе над Тимошенко. Причем, в ходе этого Богословская выступала с позиций уже не Партии Регионов, а Виктора Ющенко – вступившего тогда в жесткое политическое противостояние с Тимошенко. Источники сообщали, что это было не случайно: в данном случае и Ющенко, и Богословская выступали на стороне интересов Дмитрия Фирташа.