В Меморандуме о сотрудничестве Украины и МВФ предусмотрено, что в 2016 году правительство может выпустить гособлигации для докапитализации банков и на поддержку Фонда гарантирования на 166 млрд грн, передает Коррупция Инфо.

При этом поскольку с начала года уже выпущено госбумаги на 14300000000 грн (для докапитализации Ощадбанка и Укрэксимбанка), пока остается лимит 151 700 000 000 грн.

Напомним, в госбюджете-2016 на поддержку Фонда гарантирования вкладов предусмотрено 16 млрд грн. При этом Фонд гарантирования уже обратился в Минфин за финансированием на 7900000000 грн.

Поэтому если теоретически Фонд гарантирования до конца года выберет все 16 млрд грн запланированного в госбюджете финансирование, в верхней потолка лимита, предусмотренного в Меморандуме с МВФ, будет оставаться 135700000000 грн. Если же будет выбрано 7900000000 грн, оставаться 143800000000 грн.

Зачем в Меморандуме планировался столь значительный запас выпуска ОВГЗ на 135,7-143,8 млрд грн?

Продолжение процесса докапитализации Ощадбанка и Укрэксимбанка, которую они требуют, запланировано уже на 2017 год. Поэтому учитывая ситуацию на финансовом рынке, можно предположить, что в Меморандуме с МВФ говорится о теоретической возможности национализации Приватбанка и / или выплату компенсаций его вкладчикам через Фонд гарантирования.

Не исключать прописание именно такого сценария побуждает в т.ч. тот факт, что, как отмечал Finbalance, в Меморандуме с МВФ описан алгоритм национализации системных банков. Поскольку НБУ в начале года определил, что их в Украине — три (государственные Укрэксимбанк и Ощадбанк и негосударственный Приватбанк), очевидно, что этот механизм может касаться именно Приватбанка.

Почему потенциальных расходов настолько велика? Обратим внимание на несколько обстоятельств. Во-первых, на конец июня объем вкладов населения в ПриватБанке составил 148 400 000 000 грн. Во-вторых, в прошлом году в декабре один из владельцев Приватбанка — Игорь Коломойский — в эпатажном интервью для издания Politico (которое впоследствии он опровергал) отметил, что глава НБУ Валерия Гонтарева в один день требует от Приватбанка докапитализации на 15 млрд грн, а в другой день — на 128 млрд грн.

Очевидно, что такой широкий диапазон в оценках докапитализации обуславливалось неопределенностью в вопросе тех же инсайдерских кредитов на балансе Приватбанка и формирования резервов в т.ч. под них.

/

Участники банковского рынка неофициально озвучивали оценки, реальная доля инсайдерских кредитов в портфеле ПриватБанка может достигать под 80-90%. Учитывая в т.ч. на отраслевую структуру кредитного портфеля. Банк неоднократно такие оценки опровергал. А в официальной отчетности хотя и признался в нарушении «инсайдерского» норматива НБУ, однако далеко не в тех масштабах, о которых «шепчут злые языки».

Будет национализация Приватбанка? На текущий момент видимых форс-мажоров, почему бы должно было произойти, незаметно. Другое дело, что может быть принято политическое решение, в т.ч., как вариант, в случае нарушения обязательств Приватбанка в части сокращения доли инсайдерских кредитов в портфеле, к обеспечению займов и перевода активов акционеров Приватбанка на это финучреждение.

Вместе с тем, как писал Finbalance, в 1-м полугодии соответствующий процесс будто происходил: по крайней мере, Приватбанк отчитывался, что в январе-июне он получил в собственность в форме удаленного обеспечения активы связанных и третьих лиц справедливой стоимостью около 31845000000 грн.

Как трактовать приведения конкретных сумм в Меморандуме с МВФ — как теоретическую угрозу И. Коломойскому и Г. Боголюбову или как план конкретных действий? Может быть и то, и другое.

В любом случае в Меморандуме с МВФ на 2015 год также предусматривался более чем огромный лимит на докапитализации банков и поддержку Фонда гарантирования — в объеме 152 млрд грн, однако по факту было использовано лишь 45340000000 грн.

Опять же, как там в дальнейшем не было, у кого бы какие ни были намерения и т.п., тот или иной конкретный сценарий вокруг Приватбанка неизбежно аукнется для финансового рынка: вопрос будет только в масштабе негативных последствий. Наименее вероятным вариантом представляется ликвидация банка с последующей выплатой компенсаций вкладчикам. В таком случае курс доллара зашкалютиваме, если соответствующие объемы гривневой наличности выльются на рынок.

Как представляется, оптимальный вариант в тех условиях, которые есть, — реальное хотя и постепенное, но динамичное сокращение инсайдерских кредитов на балансе Приватбанка, формированию резервов с адекватной докапитализации банков за счет частных акционеров.

Качественным этот процесс без присмотра МВФ вряд ли будет. Иначе все может превратиться в «договорняки» между властью и акционерами ПриватБанка, последствия которых рано или поздно будут расхлебывать опять же граждане и бизнес — в виде роста госдолга, девальвации и тому подобное.

P.S. Как писал Finbalance, в проекте госбюджета-2017 Кабмин предусмотрел практически безлимитное право Минфина на выпуск внутренних гособлигаций на докапитализации банков и поддержку Фонда гарантирования.