НОВОСТИ УКРАИНЫ
Подобається

«Матерятся, угрожают проломить нам головы …»: Ирина Геращенко рассказала страшные подробности Революции достоинства

19.02.2018
«Матерятся, угрожают проломить нам головы …»: Ирина Геращенко рассказала страшные подробности Революции достоинства

К четвертой годовщине Революции достоинства, вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко опубликовала на своей странице в "Фейсбук" пост. В нем политик вспомнила все: как украинцы собирались на Майдане, первые выстрелы, первые убийства, передает Коррупция.Инфо

Сначала Геращенко вспамьятала о том, как оппозиция хотела переломить ход истории, отменив бессмысленные законы, принятые властью Януковича.

"Эти три страшных дня, которые помню до минуты, навсегда останутся в памяти. Забитий регионалами кабинет спикера Рыбака, мы с тогдашним лидерами оппозиции и женщины-депутаты вбегаем в схрон и требуем начать заседание ВР, принимать решения, чтобы остановить трагедию. Кровавые, густо намазюканные красной помадой губы влиятельной советницы Януковича, закутанной в брендовые шмотки, цедят нам в спину: "Вы будете сидеть в тюрьме, очень скоро".

Популярное: «Оставила своего сына, родных, а после смерти мужа …»: Что скрывает самый известный волонтер и депутат Татьяна Рычкова

Страшным воспоминанием стало пребывание у "антимайдановцев", Ирина призналась, что тогда думала — живой не вернется.

"Первые страшные известия о стрельбе на улицах Киева, в Раду заносят нескольких раненых, у одного выбитый глаз. «Беркут» и ОМОН не пускают кареты скорых в ВР, мы с Еленой Кондратюк и Ирой Купрейчик мчимся в Мариинку, там в палатках антимайдана пьяная титушня и орки пытают раненых. Они узнают знакомое лицо и матерятся, угрожают проломить нам головы. Как ни странно, спас меня тогда … Равреба, идейный оппонент и ненавистник Майдана, но когда-то в молодости мы вместе работали на «Интере», и он сказал что-то такое агрессивным, пьяным оркам, что, мол, «они (то есть, мы) майданутые сволочи, но смелые, видите, пришли к нам, не побоялись». Мы чудом уговариваем допустить кареты скорых, врачи заходят в ту палатку, из которой на снег стекают струйки крови и извлекают оттуда бессознательных ребят, с проломленными головами. Я везу первую карету в больницу номер 17. А женщины-коллеги сопровождают следующие машины. Мы разделяемся, Оксана Продан дежурит в больнице скорой помощи, Елена Кондратюк, Mariya Ionova, Ирина Луценко, Лилия Гриневич, Ирина Купрейчик, Александра Кужель, Татьяна Донец, Мария Матиос, Татьяна Слюз — следующие несколько дней мы живем в киевских больницах, помогаем, собираем лекарства, охраняем, чтобы беркут и милиция не вывезли раненых в тюрьму. (Извините, дорогие коллеги, если кого-то случайного не перечислила, потому Людмила Денисова с другими женщинами дежурила тогда в Мариинском дворце, а Ольга Богомолец оказывала первую помощь раненым в гостинице «Украина»)".

Не может забыть вице-спикер и первые смерти украинцев на Майдане.

"Первая осознанная смерть, когда в ординаторскую заходит молодой человек и шепчет: «я — папа … Саши Плеханова» …, и его ведут в морг на опознание, и врачи, многое видевшие, кусают губы и плачут. И нас отпаивают какими каплями …, но оно не рассасывает тот ком в горле, и сейчас перехватывает, как вижу фото белокурого светлого мальчика.

Девчачий белый телефон в крови …, носилки с девочкой с простреленным горлом, мчатся в операционную, а телефон звонит и высвечивает на экране «Папа», и я беру трубку, и там кричат ​​«Леся», и шепчу «Лесю сейчас оперируют, все будет хорошо» (так мы познакомились с Лесей Жуковской) и пол-Киева под больницей с вопросом: какие лекарства нужны … и красный фломастер, который выводит в регистрационном журнале — УМЕР. Не забудем … ».

В комментариях министр образования и науки Лилия Гриневич тоже поделилась своими воспоминаниями.

"Ирина, не забуду Твое плечо в Александровской (тогда Октябрьской) больнице. На самом деле, те события — зарубки в душе, которые не дают права ошибиться"



Комментарии

Добавить комментарий