От восьмимесячного Светланы Середы из города Владимира-Волынского Волынской области отказалась родная мать, оставив ее на железнодорожной колее умирать.

Все же девочку удалось спасти от неминуемой смерти – сверток на рельсах заметил машинист и применил экстренное торможение. Локомотив остановился, лишь черкнув ребенку ножку.
Врач, которая ехала в том поезде, предоставляла Светлане помощь, а потом позаботилась, чтобы малыш оформили в приют в Старый Раздел.

До трех лет девочка не разговаривала. Никто не понимал, почему, ведь патологий, которые могли бы повлиять на развитие речи, Света не имела. Тогда у ребенка начались серьезные проблемы с травмированной ножкой, со временем конечность ампутировали. Врачи отметили, что во время наркоза девочка начала бредить. Тогда услышали от него первые слова: "Мамочка, верни мне ножку, очень больно".

Уже в 15-летнем возрасте Светлане удалось узнать информацию про свою маму, получив письмо из Кривого Рога от ее соседки.

/

"Она писала, что когда-то давно женщина, очень похожая на меня, там жила, но сейчас неизвестно, где она. И рассказала такую историю. Была по соседству семья. Она – из цыганского рода, он – россиянин. За то, что забеременела не от цыгана, семья ее выгнала. Сказали, куда хочешь, туда и дівайся с дочерью, или будешь проклята. Она осталась жить с мужем. Впоследствии его забрали призвали в армию. Он поехал оформлять документы, а когда вернулся, заметил, что дома никого нет. Через некоторое время его обнаружили погибшим на месте, где нашли на путях ребенка, наверное, покончил жизнь самоубийством. А моя мама, как следует из этого рассказа, исчезла, и вся ее семья тоже", – рассказала о содержании письма Светлана.

Впоследствии ей удалось узнать еще больше про свою маму. На имя директора интерната пришло анонимное письмо с печатью из Винницкой области без обратного адреса: "Скажите Светлане, пусть не разбивает мою семью. У меня второй муж, двое детей. За эту дочь он ничего не знает".

Это не заламало Светлану. Сейчас она мама четырех детей, которых, правда, воспитывает сама. Женщина счастлива, но "надежда разыскать маму или хотя бы родных брата с сестрой до сих пор не угасает".