Тот, кто идет дорогой коррупции, похожий на наркомана: ему кажется, что он может бросить в любой момент, но коррупция вызывает зависимость, порождает нищету и страдания. Папа Римский Франциск

Пока их не начнут вешать на фонарных столбах, ничего не изменится.
Комментарий, который чаще всего встречается в «Facebook» под многочисленными постами о коррупции.

В Украине должна наконец начаться настоящая борьба с коррупцией, а преступные чиновники должны получить реальное наказание. Ведь градус неприятия в обществе поднялся до предела, когда почти половина украинский готова поддержать введение смертной казни для госслужащих-коррупционеров.

Уже много лет коррупцию называют главной угрозой для Украины. Обратите внимание — не экономические проблемы, войну или внешние угрозы. А именно коррупцию.
В конце концов, если бы не коррупция, у нас могло бы и войны не быть. Потому что государство должно более боеспособное и обеспечено войско. Действенные и эффективные правоохранительные органы — с соответствующим уровнем доверия. В конце концов, и такого президента как Янукович, не выбрали бы. Но это уже сфера якбитологии. У нас же вместо этого есть огромная проблема, с которой еще ни одна власть за все годы независимости так и не смогла разобраться.

Был в Украине наказан хоть один коррупционер из высших эшелонов? Кроме истории львовского судьи Зварыча, вспомнить другие случаи сложно. Зато есть куча очень громких дел, фигуранты которых даже были арестованы, однако … вышли на свободу — кто под залог, кто — после «гуманных» решений украинских судов.
«Золотые» министры Януковича и «бриллиантовые» прокуроры Шокина, распылители бюджета, разнообразные «схемщики» и высокопоставленные взяточники. Миллионы непонятных доходов. И никакой посадки «на нары». Это получит любую страну, а тем более ту, которая уже более двух лет воюет.

Именно это отсутствие реально наказанных коррупционеров и подталкивает к мысли о том, что что-то с этим нужно делать. Конечно, суды Линча — это немного слишком для XXI века. Но отбросы крайней мере боялись бы переступать закон, если бы знали, что в итоге могут, согласно закону, избавиться головы.

В конце концов, сегодня в 13 странах мира до сих пор предусмотрена смертная казнь за совершенные экономические преступления, в частности, коррупционные деяния.

Хрестоматийные примеры борьбы с коррупционерами — расстрел с зениток северокорейских министров и тысячи казненных китайских чиновников. Интересно, что в Поднебесной до середины XX в. взяточничество было узаконено, и борьба является сверхсложной: они пытаются искоренить то, к чему привыкли на протяжении веков.
И вот только 2015 год в Китае привлекли к ответственности за коррупцию около 300 тыс. Чиновников, в частности, экс-министра общественной безопасности Чжоу Юнкана (приговор — пожизненное лишения свобода). Его признали виновным в коррупции, а также раскрытии информации, составляющей государственную тайну. В этом деле были арестованы десятки его подчиненных и родственников: сына приговорили к 18 годам лишения свободы и оштрафовали более чем на 350 млн. Юаней ($ 53 млн.), А жену — к 9 годам тюрьмы и штрафу в 1 млн юаней ($ 150 тыс.).
Вице-мэру Пекина Лю Чжихуа, который получил взятку в $ 2 млн., Не повезло еще больше — его казнили. Как и почти 10 тыс. Других чиновников. При этом в КНР принято показывать казни высоких должностных лиц по телевидению, а потом еще и высылать их семьям счета на 8 юаней — стоимость двух потраченных шаров. Но самое главное — китайские власти гарантирует, что когда политика ловят на коррупции, ему конец: он получит или гигантский срок (25 лет или пожизненное заключение), или пару шаров публично. Правда, даже это не всегда действует на горячих китайских ребят: иногда соблазн бывает со столькими нулями, что они таки рискуют — и впоследствии таки попадают в статистику наказаний. Некоторые, правда, решает самые из жизни — количество самоубийств среди подозреваемых в коррупции все время растет.
Не менее строгое наказание предусмотрено на Ближнем Востоке — в странах, где действуют законы шариата, коррупцию приравняли к краже. Так, в Саудовской Аравии чиновникам, которых поймали на взятке, отрубят руку. Кубинских чиновников-коррупционеров также расстреливают. Даже в теплом Таиланде в прошлом году приняли поправку в законодательство, которым предусматривается смертная казнь за коррупцию в особо крупном размере как для граждан этой страны, так и для иностранцев.
В цветущем сейчас Сингапуре Бюро по расследованию коррупции (БРК) еще в конце 60-х годов прошлого века наделили чрезвычайными полномочиями без решения суда оно могло задерживать и обыскивать подозреваемых в коррупции, проверять их счета, допрашивать родственников. Особое внимание уделяется работникам на потенциально корупeциогенних должностях. Минимальную сумму штрафа за коррупционную деятельность 25 лет назад увеличили с 10 тыс. До 100 тыс. Сингапурских долларов, за лжесвидетельство — штраф и тюрьма. Чиновник, пойманный на коррупции, лишался работы, пенсии и всех льгот. Также здесь действует презумпция виновности чиновника: владельцы дорогих вещей, машин, квартир считаются виновными, пока не докажут обратное.
Несколько раз БРК расследовало и деятельность премьер-министра Ли Куан Ю и членов его семьи, правда, ничего найдено не было. Зато Бюро отправило за решетку нескольких министров, общественных деятелей, глав профсоюзов и топ-менеджеров госпредприятий.

Несколько лет назад ситуация в Румынии напоминала нынешнюю Украину: там тоже долго настраивались на бескомпромиссную борьбу с коррупцией, а антикоррупционный директорат (DNA) был создан как условие вступления Румынии в Евросоюз, но реально не действовал. И только после избрания нового президента, который предоставил гарантии невмешательства, первые дела пошли в суд, и теперь антикоррупционеров уже не остановить. В результате даже премьер-министр Адриан Нэстасе после попытки саботировать работу ведомства тоже сел в тюрьму за коррупцию. А руководитель румынского антикоррупционного ведомства Лаура Ковеши стала национальным героем, начав массовые посадки чиновников.

На самом деле нужно было немного, прежде всего — политическая воля руководства страны. Далее уже ЕС потребовал изменений в румынской законодательства — чтобы министры, которые попали под следствие по коррупционным делам, подавали в отставку, а подследственные парламентарии лишались неприкосновенности. Румыны учли эти замечания, и началось …

Мэр Бухареста Сорин Опреску, брат экс-президента Мирча Бэсеску, депутаты и чиновники, послы, сенаторы и мэры, бывшие правоохранители и таможенники — это сотни и сотни дел. Только в 2014 году было вынесено около тысячи приговоров, конфисковано имущества на 150 млн. Евро. Антикоррупционный директорат работал несмотря на яростное сопротивление парламента.

Но буквально за пару лет доверие румын к DNA превысила 60% (парламента доверяют 11%). А самое главное, что, по словам Лауры Ковеси, 83% возбужденных уголовных дел основываются на сообщениях граждан и общественных организаций. Остальные 17% зарегистрированных дел базировались на информации из прессы, расследованиях журналистов.

Чтобы начать эффективную борьбу с коррупцией, как утверждает госпожа Ковеси, нужны три предпосылки.

Первая — независимость органа по борьбе с коррупцией и людей, работающих в нем, надежность должностей прокурора и судьи, а также предоставление им гарантий — что их уволят только за смелость начать расследование на высоких властных ступенях.

/

Вторая — законодательная база, которая позволяет по-настоящему бороться с коррупцией. Нет смысла иметь штат профессиональных прокуроров и судей, если не предоставить им законодательные инструменты и полномочия для проведения расследований.

Третья предпосылка — материальные и человеческие ресурсы, добра техническая служба.

А чтобы это все заработало, Лаура Ковеси советует обратить внимание на неподкупных прокуроров. «Мы начали реформу вместе с людьми, которые были на тот момент в системе. Надо найти нескольких честных людей, которые хотят изменить ситуацию, создать им необходимые условия и соответственно оплачивать их труд, и приоритетом для них должно быть очищение собственной системы. Их нужно поддерживать, и гражданское общество ни в коем случае не должно оставлять их самих. Очень важно, чтобы прокурор знал, что он независим. Если он открывает два расследования на одного депутата, а на следующий день этот депутат говорит с министром юстиции или кем-то из Высшего совета юстиции, после чего на прокурора или судью накладывают дисциплинарные санкции, то никогда ничего не изменится.
Важно, чтобы было начато несколько расследований, которые должны закончиться приговорами, и чтобы все увидели, что это возможно. Так, в Румынии », — подчеркивает г-жа Ковеси.

Наказание для «мелочи»
Редкие сообщения о проделках Фемиды на антикоррупционных рубежах вызывают скорее чувство бессильной ярости, чем радость от торжества справедливости.

Из последних новостей: харьковского налоговика, задержанного за взятку в 71 тыс. Грн .., суд оштрафовал на … 25,5 тыс. Грн. В Запорожской области экс-сотрудник облэнерго, которого ранее задерживали за взятку в 250 тыс. Грн .. и потом выпустили под залог (400 тыс. Грн ..), снова был задержан … на взятке в 20 тыс. Грн. — По ускоренной процедуре подключения МАФа к электросети.

Недавнее исследование Transparency International показало: лишь 19% украинских чиновников-коррупционеров, которые в 2015 году судили за вымогательство или получение взятки, оказались за решеткой (средний срок — 4 года 7 месяцев лишения свободы). Это при том, что максимальный срок за неправомерное обогащение — 12 лет — за последние два года не получил ни один взяточник!
При этом 9% осужденных были оправданы, 38% получили испытательный срок. А 34% преступников были оштрафованы — средняя сумма штрафа едва превысила 20 тыс. Грн .. (тогда как средний размер взятки в прошлом году составил 40 тыс. Грн.). Как показало исследование, чем больше взятка фигурирует в уголовном деле, тем выше вероятность, что чиновник останется на свободе. Так, из пятерки крупнейших взяточников, чьи аппетиты превысили 1 и 2 млн грн, суды отправили за решетку только одного. Остальные были оправданы или получили испытательный срок, отметили в Transparency International Ukraine.

Собственное расследование провели и журналисты сайта «Наши деньги». По их данным, в период с июля 2015 по июль 2016 за коррупцию осуждались 952 человека, из них 312 человек были наказаны штрафом (70% составили штрафы до 20 тыс. Грн.), 336 человек получили условные сроки, а 137 вообще оправдали.

Особо подчеркнем, что из числа чиновников категории А в суде побывали только трое — два председателя РГА и заместитель председателя Госсельхозинспекции Украины. Им всем грозит лишение свободы, однако ни один из приговоров не вступил в силу, так как находится на новом или апелляции.

Украинцы, наблюдая за импотенцией отечественного правосудия, уже морально готовы к тому, что за коррупционные деяния чиновники могут быть наказаны на смерть. По данным опроса Центра Разумкова, проведенного в прошлом году, 41,5% наших сограждан поддержали бы введение смертной казни для госслужащих-коррупционеров (42% не поддержали бы, 16,5% затруднились ответить).

Эту волну недовольства в прошлом году уже пробовали оседлать некоторые народные депутаты. Так, бывший командир полка «Днепр-1» Юрий Береза ​​заявил, что поддержал бы законопроект о легализации смертной казни за коррупцию и государственную измену. А потом нардеп Сергей Каплин зарегистрировал в парламенте законопроект, которым предлагается за коррупционные преступления расстреливать должностных лиц, которые «занимают особо ответственное положение в государстве». Его признали неконституционным (Конституционный суд Украины в 1999 году признал, что смертная казнь противоречит Конституции), хотя документ до сих пор есть на сайте ВРУ.
Уже в этом году группа из 50 депутатов разных фракций внесла законопроект о пожизненном заключении судей, прокуроров, следователей и руководителей силовых ведомств за взятку в особо крупном размере вместо нынешних 8-12 лет тюрьмы. К слову, подобный закон даже был проголосован в 2008 году, однако его ветировал президент Ющенко, после чего парламент второй раз уже не смог преодолеть это вето.

Действительно народная инициатива была обнародована в мае на сайте Президента: один из украинских блоггеров зарегистрировал петицию с требованием ввести смертную казнь за коррупцию, в частности, за взятку на сумму от $ 10 тыс. «Никакие антикоррупционные реформы и меры не эффективны. Нечистых на руку украинских чиновников может остановить только боязнь смертной казни », — справедливо считает автор петиции.

Украинцы все еще ждут, когда у нас наконец хоть в тюрьму попадут коррупционеры, которые безнаказанно оперируют миллионами. Ждет этого и Европа. Возможно, членство Украины в Совете Европы действительно оказалось бы под вопросом, возрождения мы смертную казнь. Но «спуск на тормозах» масштабных украинских коррупционных преступлений в Евросоюзе тоже не терпит. Вот если бы и украинских подследственных коррупционеров, как и китайских, вдруг постигла бы «эпидемия самоубийств», страна бы точно получила шанс на быстрое очищение. А чиновники — выбор: воровать или умереть.

Ярослав Юрчишин, исполнительный директор Transparency International Украина:
Введение смертной казни за коррупцию ничего бы не изменило, поскольку у нас сейчас не выполняется действующее законодательство, то есть действующие возможности наказания коррупционеров. Шансы на применение смертной казни минимальны, и то, скорее всего, пострадали бы не топ-коррупционеры (к которым следует применять жесткие наказания), а скорее простые исполнители.

Анализ судебных решений свидетельствует: чем выше должностное лицо, тем меньше шансов, что ее даже при наличии 100-процентных фактов привлекут к ответственности за коррупцию. У нас недейственна судебная система. А за недейственной судебной системы какое наказание не стал, оно все равно не сработает.

Олег Соскин, директор Института трансформации общества:
Каждая власть борется с коррупцией, будучи фактически ее частью. За 25 лет ее так никто и не поборол. Не надо бороться, нужно систему менять. Ведь коррупция — это следствие той кланово-олигархической, бандитской системы. Сегодня кто главный коррупционер? Это группа Порошенко, он узурпатор. Перед ним были Янукович, Ющенко, Кучма …

Сейчас под видом коррупции правящий клан коррупционеров расправляется со всеми инакомыслящими, фактически устанавливая диктатуру для сохранения власти. Поэтому главные коррупционеры сегодня вне Конституции, вне законов, и делают то, что хотят.

Я думаю, что в какой-то момент может произойти так, что люди — добровольцы, активисты — решат заменить собой недействующее правосудия. Может и к самосудов может дойти, потому что люди уже просто не выдерживают этого всего. Был у нас замечательный опыт оныя мусорной люстрации, который стоит снова применить. И тех, кто борется с коррупционерами, надо в первую очередь подвергать мусорной люстрации.