Дело о подозрении Генеральной прокуратурой члена Высшего совета юстиции Павла Гречковского во взяточничестве может свидетельствовать о желании ГПУ взять под контроль ВСЮ накануне его переформатирования в Высший совет правосудия после вступления в силу изменений в Конституцию 30 сентября 2016 года. Об этом на своей странице в Facebook написал политолог, директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев, передает Коррупция.Инфо.

"Дела множатся, а show must go on. ГПУ громко заявила о разоблачении члена Высшего совета юстиции Гречковского. Сразу возникают вопросы и странности. Почему этим занимается ГПУ, а не Национальное антикоррупционное бюро? Почему доказательная база снова не дотягивает до обоснованного подозрения? ВСЮ не уволил (Гречковского по требованию Генпрокуратуры из-за отсутствия доказательств, кроме заявления генпрокурора), суд отказал взять под стражу (отпустил под залог на время проведения следственных действий)", — пишет Карасев.

/

"Что же касается Гречковского, то за этим делом просматривается стремление дисциплинировать и поставить под контроль ВСЮ перед его переформатированием накануне судебной реформы. Перевести орган судебного самоуправления, так сказать, в режим ручного управления", — добавляет политолог.

Также Карасев считает неприемлемым автоматическое уравнивание состоятельных граждан с коррупционерами, которое активно продвигают правоохранители, журналисты и активисты.

"Да, коррупция – это преступление, а богатство? Это какой-то левацкий уклон, "неошариковщина", когда небедная жизнь уже может быть под подозрением. Борьба с бедностью не означает борьбу с богатством, если оно легально и законно заработано. Тот же Гречковский пришел в ВСЮ из юридического бизнеса, значит, не бедный человек", — отмечает Карасев.

По его мнению, "дела, в которых ставка делается больше на публику, на резонанс, на медиавирусность, чем на результат, на вердикт, где больше политики и намного меньше юриспруденции, мешают как борьбе с коррупцией, так и сбивают рациональный фокус стремиться пусть не к богатой, но достойной жизни". 

"Много шума… И ничего?" – резюмирует политолог перспективы дальнейшего развития этого дела.