Первый день новой жизни: как и когда Украина впервые ошиблась с политическим выбором.

Сегодня — особенный день в истории Украины, сообщает Коррупция. Инфо

2 декабря 1991. По всем замыслам этот день должен был стать первым в новой жизни украинский. Августовский путч, акт провозглашения независимости — все это уже успело стать историей.

Нужно было сделать последний важный шаг — юридически подтвердить свое желание отделиться от Москвы. В то же время и голову молодого государства нужно было выбрать. И именно утром второго числа должны были появиться пусть и промежуточные, но результаты.

Сейчас, четверть века спустя, при анализе тех событий становится понятной природа некоторых современных процессов. Скажем, бомба замедленного действия в восточных областях, в Одесской области и в Крыму была заметной еще тогда, хотя заложил ее Кремль значительно раньше.

Сделать этот вывод помогает даже не процент голосовавших против, а явка избирателей. В большинстве регионов она колебалась от 80 до 90 процентов (84.1 в среднем по стране), в Донецке же на избирательные участки пришло 76.7%, на Харьковщине — 75.68%, в Одессе — 75.1%, а на полуострове голосования проигнорировал каждый третий житель. А теперь добавьте в список Луганщину с ее вполне нормальными якобы 80.65% и вспомните, где сепаратисты проявляли наибольшую активность в 2013-2014 годах. Странное совпадение, не так ли?

Если по желанию юридически оформить независимости все было понятно, то президентские выборы имели определенную интригу. Адекватно настроенным людям лучшей кандидатурой на роль главы государства выдавался Вячеслав Чорновил. Это отмечали не только на Западе (Орест Субтельный, например), но и на украинских землях. Вячеслав Максимович не являлся частью советской системы — он боролся против нее. Он был сторонником постепенной украинизации общества (мягкой или нет — вопрос другой). События последующих двух десятилетий дали понять, что именно слишком тесную связь с российскими культурными и языковыми реалиями не позволял Украинский самом деле почувствовать себя Украинский.

/

Но главным преимуществом Чорновила было желание сломать старое и как можно быстрее построить новое. Экономика Западной Европы в начале 90-х годов прошлого столетия, откровенно говоря, была тем еще образцом, но в любом случае этот образец был лучше советскую систему, построенную по принципу «план по валу — вал по плану". Желание откреститься от этих валов с планами и создавать настоящий рынок было задекларировано во время предвыборной кампании вместе с другими важными обещаниями — соратники Чорновила вспоминают об этом и сейчас. Так, в тогдашних условиях этот шаг был бы достаточно рискованным. Но примеры ближайших западных соседей, бывших республик соцлагеря, доказывает, что риск этот скорее всего оправдался бы.

Поэтому и интересно, что бы было, если бы Вячеслав Чорновил наконец получил бы победу?

Во-первых, значительно лучше были бы дела украинского языка и культуры. Причем на самом деле, а не в статистических выкладках — скажем, в пресловутом Першотравенске украинский язык при переписи населения якобы признал родным каждый второй, но на практике там можно легко получить по голове, если общаешься не на русском. Возможно, не было бы ни закона Кивалова — Колесниченко, ни наглых попыток Кремля "защитить русскоязычное население" в том виде, в котором они есть сейчас. Раскачивание лодки на тему статуса русского языка никуда бы не делись, что правда, то правда. Но последствия для Украины были бы не такими болезненными.

Во-вторых, переориентация на западные образцы и ценности в социальной и экономической сферах состоялась бы значительно раньше, чем это произошло де-факто. Точнее говоря, полноценной переориентации не произошло до сих пор (не в последнюю очередь потому, что даже в новом проевропейском правительстве вопросами социальной политики занимаются персонажи с советским мировоззрением и обычные хапуги). Но многие реформи, внедренные на практике только год или два назад, могли начаться еще в первые годы независимости. На бумаге, конечно, всякое может выглядеть красиво, и неизвестно, если бы на самом деле все сложилось у Чорновила-президента. Но сейчас очевидно, что тогда стоило голосовать именно за него.

Однако тогдашняя Украина (да что там, давайте уже откровенно — ментально это была УССР, которой на голову упала самостоятельность) оказалась неготовой к изменениям независимо от их радикальности. Абсолютное большинство избирателей тогда проголосовали бы за бывшего представителя партийного аппарата даже без использования грязных политтехнологий против его главного конкурента, настоящего демократического кандидата. Но политтехнологии эти использовали, что называется, с размахом и от души — на востоке Украины некоторые до сих пор пугает молодежь сказками о том, как страшный Чорновил в случае победы собирался запретить русский язык…

2 декабря 1991. По всем замыслам этот день должен был стать первым в новой жизни украинцев. Однако новая жизнь не наступила даже по состоянию на 2 декабря 2016 года. Когда она наступит? Хороший вопрос. Но ответа на него пока нету.