В областной детской больницы Запорожья спасают 9-летнего Виктора, Киру, 7 лет, и 3-летнего Леонида Смалив. Их порезала ножом мать 30-летняя Наталья Королюк вечером 20 октября. Затем пыталась покончить с собой.

Наталья с мужем Михаилом последние полтора года снимали дом на ул. Игоря Сикорского. Воспитывали троих детей Натальи от предыдущих отношений и двух совместных. В вечер трагедии мужа дома не было. В селе помогал брату перекрывать крышу.

Наталья набросилась на детей, когда те спали.

Двое младших находятся в реанимации. Старший — в хирургическом отделении.

— Мать нас покупала и сама пошла в ванную. Мы спали. Старшая сестра Вика вышла в туалет. Когда вернулась, дверь была закрыта. Мать сказала лезть в окно или позвать соседку тетю Наталью, — рассказал в больнице Виктор. — Когда они пришли, Вика уже увидела полотенца в крови. У матери соседка нож забрала. Тогда она взяла Леню на руки, качала, говорила «спи-спи», а сама его душила. А потом нас забрали врачи. Не знаю, почему мать так сделала. Все было хорошо, она на нас не кричала».

О семье соседи отзываются положительно.

/

Она нормальная, адекватная мать — вымыто, убрано, дети накормлены. Никогда голос на них не повышала, — говорит соседка Наталья Ковтун, 62 года. — Обычная семья. Как могли — зарабатывали. Алкоголь не употребляли.

И в тот вечер Наталья трезвая была. Я ее как оттягивала — запаха не слышала. А вот глаза стеклянные. Старшая Вика прибежала — я сразу туда бросилась. Наташку затолкала в комнату. Она молитву читала какую-то на иностранном языке, глупости несла. Говорила, что они дьявольские дети, не имеющие жить, что она в них демонов убила. Резала только младших. 13-летнего сына не трогала.

Наталья порезала себе вены на руках, пока ехали «скорая» и полиция. Ей оказали помощь и отправили в психиатрическую больницу.

Дети находятся в реабилитационном центре. Михаил сразу приехал, когда узнал о беде.

В тяжелом состоянии Кира. У нее пробито легкое и много сопутствующих диагнозов. Девочка нуждается в дорогостоящем лечении, — говорит волонтер Злата Некрасова, 28 лет, которая занимается детьми. — От старших детей муж тоже не отказывается, хотя они не его. Не хочет, чтобы разделили по детским домам. Однако волнуется, отдадут ли, потому что постоянной работы нет. Жилья, фактически, тоже. Накануне трагедии им сказали выбираться из арендованного дома. А сейчас его опечатали. Даже вещи забрать не могут.