Их любовь началась 25 августа 1963 года. В этот день девятнадцатилетний Саша Мороз вернулся в родное село Буда после курсовой практики, передает Коррупция.Инфо

Популярное: «Нищета, все мы умрем»: Украинский телеведущий высмеял Юлию Тимошенко, посвятив ей песню

/

Шесть месяцев на полевых станах и полях Полтавщины он ремонтировал технику и убирал пшеницу. В отцовский дом третьекурсник сельхозакадемии привез чувство выполненного долга и 90 рублей.
Саша стоял у колодца, построенного им вместе с братьями, когда на узкой улочке появилась Валентина. Впрочем, тогда еще он не знал ее имени. Они тогда даже не заговорили, но в том, что все началось именно в этот миг, не сомневаются оба.
Вечером в клуб на танцы Александр шел уже вооруженный знаниями. Оказалось, что девятиклассница Валя Лавриненко — дочь любимого Сашиного учителя-математика. Эта новость поразила: "Как, у него есть дочка?!" Если учесть, что сельский учитель для учеников чуть меньше, чем Бог, столь наивное изумление вполне понятно. Знакомство состоялось на танцах, причем оба страшно смущались.
На первое, назначенное на следующий вечер свидание Александр опоздал. На час! Мало того, — явился к Вале со свежепереломанным носом — в футболе он был куда азартнее, чем с девушками. Сейчас он говорит, что когда ее увидел — понял для себя что-то очень важное, в чем тогда еще не отдавал отчета. Она прождала его целый час одна, на темном пустыре!
И было девять вечеров. Они считают, что "если в жизни и было что-то самое светлое, то — эти вечера". Была луна, запах наступающей осени, ощущение щемящего, невыносимого счастья. А потом он уехал в Киев, а она — в Донецк, заканчивать десятый и одиннадцатый классы. Писали друг другу часто, а встречи были редкими. Тетя, у которой в Донецке жила Валентина, была настроена против Саши: зачем Вале возвращаться в село, когда в городе женихов полно? Но тетины старания "испортил" случай. Валя сильно заболела. А Саша к ней приехал и всю ночь просидел у ее кровати. Официального предложения не было, все решилось само собой: они всегда будут вместе.
Они поженились 18 июля 1965-го. Свадьба была очень скромной, ведь обе семьи достатком не могли похвастаться. В октябре Валя узнала, что беременна, а в ноябре Сашу призвали в армию. Ему не хотелось ее оставлять. Ожидаемый ребенок преобразил Валю. Изменились ее походка, взгляд… Вместе с малышом в ней набирала силы Женщина. На это хотелось смотреть и смотреть. Но последующий год пришлось созерцать ландшафт, открывающийся с КП ракетной базы в Первомайске, Одессе, Херсоне Валю он увидел лишь 25 апреля. Получить отпуск солдату, служащему только год, — тоже, знаете ли, кусок жизни
Через окно таращанского роддома она умоляла забрать ее домой. Не любила Валя больницы. Нашел машину, привез жену домой. Ночью начались схватки… Метнулся в соседнее село за фельдшером, потом к другу за машиной. Грузовой, разумеется, — уж какая была. И опять 14 километров по проселочной дороге. Фельдшерица — в кабине, Валя — в кузове, он — рядом на коленях. До рассвета бродил под окнами роддома Родилась дочь. Ириной назвали. Вместе с радостью первенца в дом пришло смутное ощущение тревоги: у Валентины начали проявляться симптомы непонятной болезни. Сейчас она считает, что все началось после первых родов. Он не уверен в этом, поскольку помнит, что еще до замужества Валя необъяснимо сильно мерзла (а это один из признаков того заболевания, которое спустя шесть лет определят врачи). Но все эти мысли были потом. А тогда они были счастливы. Валентина была прирожденной матерью и хозяйкой. Сначала съемную квартиру, а потом и бывшую прачечную, в которой их семья прожила шесть лет, она превратила в уютное гнездышко. Те условия, в которых они жили много лет, Александр позже назовет "аккуратненькой нищетой". В эти годы он работал на производстве и преподавал в сельхозтехникуме. Взвалив на себя непомерное количество лекционных часов, приносил в дом 102 рубля. Когда они купили коляску, в доме был праздник.
…А болезнь с жестоким упорством все четче давала о себе знать. Врачи от чего-то лечили Валентину, но от чего — и сами вряд ли знали. В эти недели на хозяйстве оставался Александр. Все, в общем, делал легко, вот только гладить постельное белье не любил. Да и сейчас не любит. А все остальное — запросто. Даже сейчас брюки утюжит только сам. Несмотря на неважное самочувствие, Валентина закончила техникум, а самое главное — 28 апреля 1972 года родила вторую дочь. Руслана — такое имя малышке дала шестилетняя Ира. Но роды не прошли без последствий: Валентина на несколько дней потеряла зрение. Потом мир вернулся из темноты, но уже никогда не стал таким четким и ярким, как раньше. И пошли один за другим месяцы больниц, десятки диагнозов, процедур, улучшений и ухудшений.
Время шло. Александр работал и продвигался по службе. Ира училась. Руслана росла. А Валентина, никак не желая сдаваться недугу, по-прежнему работала на быткомбинате фанговщицей. Еще до рождения второй дочери она пришла в трикотажный цех и в течение семи лет работала с ткацкой кареткой весом семь кг. На полях, где город помогал селу в "битве за урожай", она теряла сознание.
В 1976-м Александр повез жену на консультацию в Киевскую областную больницу. Там впервые и был поставлен верный и убийственный диагноз. Многие годы соседства с бедой уже позже выработали в нем защитные функции. Но тогда… Врач объяснил Александру, что медицина тут бессильна. Все, что можно сделать, — это попытаться задержать развитие болезни. Валентине дали инвалидность. Сначала вторую, затем первую группу.Больницы стало больше. Иногда Валентина проводила в них по четыре-пять месяцев в году. Каждый день он бывал у нее — передачи, цветы Хозяйство полностью легло на его плечи. От бантиков до стирки, от воспитания детей до уборки. Были периоды, когда, казалось, руки должны опуститься. Валентина в больнице, а младшая, Лана, которой вот-вот идти в первый класс, заболевает болезнью Боткина. Утром он готовил первое и второе для Иры, затем заваривал шиповник и вез его Руслане, в обед или вечером спешил к жене. И так — сорок дней…Валентине уже было тяжело ходить. Он сносил Валентину Андреевну на руках по лестнице на улицу. Она крепко хваталась за его руку, и они медленно-медленно гуляли по парку. На следующий год ноги совсем отказали: в доме появилось инвалидное кресло, а руки мужа стали самыми сильными и надежными в жизни… Но их мир не делился на "до" и "после". По улицам ходило много здоровых и мертвых людей. А они уцелели, остались живыми, настоящими.Дети выросли. Обе дочки, закончив школу, получили хорошее образование. Ира — музыкальное, Руслана — педагогическое. Обе, как и мать, рано вышли замуж. Обе сделали самостоятельный выбор и обе — удачный. По-человечески удачный.Ирина свою половинку — Юрия — нашла на музыкальном факультете пединститута, где училась параллельно с курсом в училище Глиэра. Живут себе счастливо, растят двух сыновей — Владислава и Ярослава. Богатством не избалованы. Руслану с будущим мужем Игорем познакомил не кто иной, как преподаватель истории в Русланином училище Мыкола Вересень. У Русланы и Игоря — дочка Даяна и сын Сашка. За это время Игорь защитился, а Руслана коренным образом сменила профессию. Закончив престижные иностранные курсы парикмахерского дела, она стала очень хорошим мастером. Отец с одинаковой гордостью рассказывает как о том, что на показе коллекции Пьера Кардена прически манекенщицам делала его дочь, так и о том, что его стрижет только она.Кто-нибудь из детей или внуков почти всегда в гостях у бабушки и дедушки. Александр Александрович как бы жалуется: "Когда они все собираются в доме, работать невозможно. А когда разъезжаются — тоже невозможно. От тоски. Особенно когда Валентина в больнице"