Разочарование и неверие в Украине – вот основа нового польского взгляда на наше государство.

После форума “Польша-Украина” в Ряшеве я сделал такой печальный вывод – мы переживаем первую действительно глубокий кризис в отношениях с нашим западным соседом, передает Коррупция.Инфо

И говорить, что яблоко раздора – только в проблемах исторической памяти, значит болеть на традиционную украинскую болячку близорукости.

Популярное: Почему украинцы получают разные пенсии и кому повезло больше

Так, господин Качинский является представителем одной из наиболее шовинистических групп в польской политике и нынешней власти. Таким мы его знаем давно – слава бежит впереди каждого из нас.

Но исповедуя достаточно категоричные подходы в отношении Украины и украинцев, господин Качинский лишь теперь настолько уверенно поставил перед нами ультиматум: или Бандера, или Европа. А форум в Ряшеве меня убедил в том, что, прежде всего, этот ультиматум следует воспринимать так: или Бандера, или Польша.

Нам не обязательно соглашаться на польское приглашение говорить в таких тональностях и на такой основе. В Польше, в конце концов, далеко не все поставят эмоции по поводу исторических событий выше практические и политические интересы. Однако, Качинский является человеком влиятельным, и было бы очень большой ошибкой делать вид или даже думать, что его заявления можно не заметить, а ситуация как-то рассосется сама.

Но сейчас о другом. Почему поляки, в лице Качиньского, поставили ультиматум именно теперь?

Сомнительно, что Польша готовит причины или основания для дальнейшего обострения отношений вплоть до хитрых планов аннексии западноукраинских территорий. Бояться следует аннексии наших граждан – моя поездка убедила меня, что Польша хочет, стремится и может принять больше украинцев. Даже по поводу языка никаких комплексов – большая часть наружной рекламы в Восточной Польше украиноязычная. Наших сограждан уже много в Польше. И будет еще больше, потому что их там ждут и создают для этого условия.

И даже не это пугает больше всего. Если украинцы заменили в Польше поляков, которые массово уехали на Запад, то кто заменит в Украине украинцев, которые массово мигрируют в том же направлении? Мы вообще об этом думаем?

Однако пока оставим эту тему.

/

Отсутствие на форуме в Ряшеве традиционного численного десанта правительственных представителей и, в частности, с МИД Польши (даже после урегулирования в угоду польской стороне “перемышльского инцидента”), свидетельствует, что переосмысление подходов к сотрудничеству с Украиной в Польше уже произошло.

Форум “Украина-Европа” был одним из инструментов ведения польской политики в отношении Украины (адвокат, помощник, союзник Украины в ЕС). Просто так отказаться от этого инструмента польская дипломатия не могла. Заявление Качиньского не является угрозой. Это иллюстрация, подтверждение того, что изменения уже произошли.

Если проблемы ОУН-УПА и были каким-то образом причастны к этому пересмотра польской политики в отношении Украины, то, вероятнее всего, они были катализатором, а не причиной.

Настоящая же причина очень печальная, и должно побуждать нас, украинцев, серьезно задуматься.

Польша не верит в будущее Украины. Не верит, что мы сможем побороть коррупцию, реформировать и сделать эффективной систему государственного управления. Поляки не верят и не понимают даже того, насколько могут положиться на нас в противостоянии с Россией. Именно так – они не верят, что с нашей стороны – это “всерьез и надолго”.

Польша не видит с кем ей можно работать внутри нашей страны. Кто ее партнеры? Категорически отказывается верить в искренность, честность и договороспроможність и президента, и правительства, и парламента Украины, да и всей политической тусовки, которую у нас почему-то называют элитой.

Конечно, резких истерических шагов поляки не будут делать. Они понимают значение того факта, что сейчас мы все-таки сдерживаем Россию. Один из выступающих на форуме заявил, что “первый раздел Польши произошел уже за двадцать лет после поражения Мазепы под Полтавой, и мы знаем, кто будет следующей жертвой Москвы, если Украина проиграет и в этот раз”.

Такое осознание роли Украины сидит в польской политике очень глубоко. И этим в ближайшей перспективе будут обусловлены попытки Польши поддерживать в зависимости от своих возможностей и ресурсов все и всех в Украине, кто может оказать сопротивление России.

Так, в целом и в принципе поляки хотели бы более глубокого и большего сотрудничества. Они только не могут позволить себе жить с восприятием, что совместный бизнес – это совместно воровать. И, среди прочего, им не понятно, почему с такой настойчивостью мы забираем из Польши в Украину тех деятелей, репутация которых в этом контексте далеко не безупречна (но это уже как раз мелочи).

Разочарование и неверие в Украине – вот основа нового взгляда Польши на наше государство. Не буду анализировать, насколько поляки правы, а в чем ошибаются. Скажу лишь, что исправить нынешнюю ситуацию будет нелегко. Если кто-то у нас вообще ставить такую задачу.