Президент Украины Петр Порошенко заявил, что не знал о причастности своего ближайшего соратника и заместителя председателя парламентской фракции «Блока Петра Порошенко» Игоря Кононенко к коррупционным схемам в энергетике.

Также он заверил, что не знал о схемах, связанных с масштабными хищениями в оборонной сфере к которой причастен сын бизнес-партнера Порошенко, экс-заместителя секретаря СНБО Олега Гладковского Игорь. Такое заявление он сделал в интервью радио НВ в среду, 10 апреля. Сеть уже окрестила такое заявление исповедью. Пользователей интересует вопрос, почему Президент не выступил с таким заявлением сразу после скандальной информацией и не взял ситуацию под свой контроль?

Ранее журналисты-расследователи программы «Схемы: коррупция в деталях» обнародовали записи телефонных разговоров с участием Кононенко, на которых обсуждается схема по выводу сотен миллионов гривен из государственных облэнерго — по просьбе журналистов они были верифицированы американскими специалистами, сотрудничающих с правительством США.

Также журналисты-расследователи с Bihus.info обнародовали расследования, касающиеся хищений в оборонном секторе. По информации журналистов-расследователей, группа, в которую входил вышеупомянутый Игорь Гладковський, поставляла контрабандным путем в Украину из России запчасти к военной технике и продавала их украинским оборонным предприятиям по завышенной стоимости. В ответ на вопрос журналиста об этих расследованиях Петр Порошенко только заверил, что сам он не знал ни о каких аферах и не был к ним причастен.

«Я подчеркиваю, что ни к каким коррупционным схемам президент Петр Порошенко не был причастен. Я это утверждаю и подчеркиваю. Мне не было известно ни о каких коррупционных схемах и я с совершенно с чистой совестью сегодня вам это говорю и честно смотрю в глаза, в том числе, и правоохранительным органам», -заявил он.

/

Зато ответственность за длительное расследование этих дел Порошенко перевел на правоохранителей. В частности, он выразил удивление тем, что расследование, которые ведутся о деятельности концерна «Укроборонпром» с 2016 года, публикуются накануне выборов.

«Что вы ждали три года? Что вам еще нужно было и почему дело не в суде? Этот вопрос в НАБУ, к САП, во все правоохранительные органы. Если мы говорим о деле, которое сейчас презентуется по энергетическому сектору — это дело 2015 года. Четыре года вы искали? Почему намеренно и сознательно происходит утечка из правоохранительных органов? И эта утечка происходит прямо за неделю до выборов», — подчеркнул Порошенко.

«Безусловно, если бы эта утечка не состоялась, или за две недели, или за два года, я требую, чтобы у нас было абсолютно непредвзятое прозрачное расследование. И результаты расследования должны быть уведомлены обществу», — добавил он.

Порошенко настаивает, что обвинения должны звучать не только и не столько с экранов телевидения, а если есть какие-либо основания, доведены правоохранительными органами — дело должно немедленно попасть в суд.

«На суде должно быть как можно больше журналистов, активистов для того, чтобы представленные доказательства были проанализированы, суд примет решение и независимо от того, какую должность занимает, как бы близко к любого руководителя в государстве он находился — этот человек должен обязательно оказаться в тюрьме», — заявил он.