На телепрограмму «Касается каждого» обратилась жительница Крижопильщины Людмила Халявицкая. Женщина искала помощи чтобы вернуть своего 9-летнего сына, который сейчас проживает с родным отцом. По ее словам, она уже использовала все возможные варианты, даже обращалась в полицию, однако ее муж Василий Патратий не отдает сына.

В гражданском браке Василий Патратий и Людмила Халявицкая прожили 12 лет. За это время в них родилось трое детей: 9-летний Иван, 7-летняя Александра и 5-летняя София.

Женщина рассказывает в студии, ее бывший муж любит выпить и поднимал на нее руку.

«Когда Ваня родился еще можно было терпеть, потом начались унижения, а потом и побои. Я не раз уходила от него, но он нас находил. Я тоже виновата в этой ситуации, что допустила все это. Я просто убеждала себя, что детям нужны и мама, и папа. У нас трое детей. Разошлись мы с ним 24 мая, то был как раз последний звонок. Он уже тогда заявил, что заберет Ивана. Мы пришли домой и он ни с того, ни с сего начал меня бить. Очень побил меня. Тогда и разошлись», — рассказывает Людмила Халявицкая.

За время совместного проживания женщина написала в полицию 18 заявлений из-за избиения ее мужем, но тот обходился только штрафами.

Уже 8 месяцев как супруги разошлось, с тех пор Ваня проживает с отцом. Мальчик имеет недостатки психологического развития, плохо говорит. Мать переживает чтобы ситуация не ухудшилась, ведь ребенком нужно заниматься. Кроме того, Людмила уверена, что ее ребенку опасно находиться у отца, так как считает последнего неадекватным.

«Ребенок плохо разговаривает, хотя и ходит в обычную общеобразовательную школу, как все дети. В 5 лет он еще не говорил. Я возила его к специалистам. Им занимались и он таки пошел в 1-й класс. Папа им не занимается вообще. Когда я хотела завести малого в Винницу, чтобы он пришел психологическую проверку: как он будет на уроке себя вести или высидит он 45 мин урока … Это отец мне не позволил. Он подговорил малого, как будто я хочу сдать его в дурдом и получать деньги за его инвалидность», — говорит мать Вани.

Журналисты телепрограммы, когда приезжали снимать сюжет о мальчике, сняли его агрессивное поведение. Он кричал на маму и даже умышленно ударил ее по лицу.

«У него неадекватная реакция на меня и я не могу понять почему, — плачет в студии Людмила Халявицкая. — Он всегда говорит Вани, что я отдам его в дурдом. Это все отец уговаривает его. Я никогда ребенка и пальцем не удариа».

/

Отец Ивана все обвинения опровергает, утверждает, что жену не бил, а мальчика не отдаст.

«Ваня мой сын и я никому его не отдам. Это все продумано, она же и слова правды не сказала. Я терпел столько … Я ее не бил, боже упаси», — оправдывается Василий Патратий.

Во время словесной перепалки в студии выяснилось, что Ваня провел два дня в одном доме с мертвой бабушкой — папиной мамой. Труп бабки обнаружили журналисты, которые приехали снимать сюжет о том, в каких условиях проживает мальчик с папой.

Василий Патратий утверждает, что его мать умерла ночью, а журналисты приехали как раз на утро.

Ведущий программы отметил, что журналисты два дня не могли попасть в дом. Скорее всего потому, что там была мертвая бабушка.

«Нет, это не тогда. Я скажу вам честно почему не впускал вас. Я просто хотел прибраться », — говорит мужчина.

Однако свидетельство о смерти старушки подтверждает, что она пролежала в соседней комнате с мальчиком 2 дня. В заключении судебно-медицинской экспертизы было отмечено, что бабушка замерзла.

«В каком помещении живет ребенок, если в нем замерзла старушка бабка», — возмущаются присутствующие в студии.

Кстати, полицию и скорую вызвали журналисты, когда нашли труп старушки и ребенка в одном доме.

«Я растерялся. Поэтому никому не звонил», — оправдывается Василий Патратий.

Журналисты засняли ужасные условия проживания ребенка: в доме разбросаны вещи. Мужчина, очевидно, курит в комнате — на столе множество окурков. Валяются бутылки от алкоголя. В постели, где спит отец с сыном, спит и дворовый пес.

Чтобы выяснить в каком психологическом состоянии находится ребенок, с ним во время ток-шоу поработала психологиня.

Она попросила мальчика пройти тест Прохорова — нарисовать рисунок. Психологиня в одном углу наметила квадрат и попросила малого разрисовать его любым цветом. Мальчик выбрал красный и полностью заштриховал квадрат.

«Он жестко так рисовал, как хотел порвать бумагу. Красный цвет, мы знаем, — это цвет агрессии. Лицо мальчика очень миролюбивое, он показывает миру свой покой, а в середине у него невероятная агрессия. И когда появляется мама, а он ей доверяет, он показывает ей свое настоящий состояние. С одной стороны это выглядит страшно, а с другой стороны — это момент доверия», — убеждена експертка программы.